Главная » Артур Айдинян » Елена БАРУТЧЕВА-БАУЭР КОНЦЕРТ АРТУРА АЙДИНЯНА В ТБИЛИСИ

Елена БАРУТЧЕВА-БАУЭР КОНЦЕРТ АРТУРА АЙДИНЯНА В ТБИЛИСИ

В начале 50-х годов прошлого ХХ века по Тбилиси разнесся слух – в городе состоятся гастроли камерного певца Артура Айдиняна. Тбилиси славился своими культурными традициями, всех известных певцов там знали, ценили, обсуждали, но имя Артура Айдиняна никому не было известно. Правда, кое-какие слухи просочились: он из-за границы, то ли из Италии, то ли из Греции, молод, кажется, не женат, и еще у него очень слабое зрение и на сцену его выводят под руки…

Мне было около 15 лет, я выросла в театральной семье, училась в музыкальном училище, поэтому попасть на концерт тенора с такой романтической судьбой было для меня делом чести. На первый концерт пошли мама с папой. Они вернулись в полном восторге, особенно восхищался папа – он десять лет прожил в Италии, был страстным поклонником «бельканто» и, наконец, мог насладиться и отличным итальянским языком певца, и его «сладким» — dolce, как он говорил, тенором. А уж репертуар!.. папе вспомнилась его студенческая итальянская молодость, серенады, синьорины, неаполитанские закаты… Словом, успех был полный.

Но попасть на второй концерт Айдиняна было уже почти невозможно. Город, уже проинформированный, кипел, бурлил и дымился у касс и у окошечка администратора. Я, благодаря маминым театральным связям, проникла в rонсерваторию, но посадили меня вместе с такими же «блатными» зрителями на ярусе, сбоку, на принесенных из дирекции стульях. До сих пор помню свое состояние полного блаженства: худенький стройный молодой человек, узколицый, в очках с очень толстыми стеклами, уменьшавшими его глаза, темноволосый и, по-моему, очень застенчивый, раскланивался, прижав руку к груди, а зал бушевал и требовал «биса». Он пел на бис, пел много, а мы все хлопали, топали и требовали еще. И вдруг, схватив стул, я поставила его на перила балкона и принялась стучать по фанерному сидению обеими руками. И вся моя «блатная» компания радостно последовала моему безумному примеру. Как ни странно, нас не вывели из зала, а благопристойная публика, сидящая в креслах, смотрела на нас  с пониманием и почти что с одобрением.

Артур Айдинян – одно из самых сильных впечатлений моей театральной юности, насыщенной, могу сказать, весьма яркими и разнообразными эмоциями.