Главная » Артур Айдинян » ГОЛОС И ИМЯ ЛЕГЕНДЫ…

ГОЛОС И ИМЯ ЛЕГЕНДЫ…

Артур Айдинян

 

Артур Айдинян… Это имя было знаменито в 1950-60-ых годах. Толпы поклонников окружали здания, в которых он выступал. Сцена утопала в цветах. Особенно он был известен и любим как исполнитель неаполитанских песен, вокальных произведений итальянской, испанской, армянской классической музыки. Критики-музыковеды считают его одним из последних представителей высокого певческого искусства бельканто.

Артур Айдинян родился 15 августа 1923 года в Королевстве Греция в городе у моря, в Салониках. Семья его была не чужда музыкальных увлечений. Отец Мкртич играл на скрипке, в молодости пел в хоре самого Комитаса. Артур в детстве пел в армянской церкви, в ранней юности — на городской радиопрограмме со старшей сестрой Сирануш. Был у него и брат Карпис и самая младшая сестра Вартуи, — все это дети от второго брака отца. В Салониках они жили в собственном доме. Имели мебельную фабрику-мастерскую. Сначала делали только плетеные стулья с сидениями из соломки, а потом и сложную, мебель с инкрустацией. Отец Артура купил капитальный каменный дом над морем с небольшим участком, разводил розы. В спальнях блестели мраморные полы, летом прохладно, зимой холодно. Купил перед войной и участки земли под хлопок, сдавал их в аренду. Мкртич писал стихи, публиковал их в армянской газете, собирал пластинки с оперными ариями…

Артур Айдинян до войны закончил среднюю армянскую школу, поступил в юридический итальянский колледж. Однажды его пение услышал родной дядя. Он сказал отцу юноши – у твоего сына бриллиант в горле! Его нужно учить. И стал оплачивать уроки у старого певца-итальянца, маэстро Доминико Росси… Романтическая атмосфера предвоенной Европы была насыщена музыкой. Гремели имена Беньямино Джильи, Тито Скипа. Шли музыкальные фильмы с их участием. На улицах под окнами и балконами возлюбленных молодежь Италии и Греции пела под гитару серенады. В греческих тавернах гремели латерны – старинные заводные музыкальные ящики, напоминавшие механические пианино, исполнявшие народные мелодии…

Греция была захвачена в 1940-ом году итальянскими войсками. Но итальянцы не удержались в Греции и на смену им пришли войска Третьего рейха — Салоники попали в зону немецкой оккупации. Тревожными стали дни приморского города. Молодежь устремилась в ряды сопротивления. Артур также вошел в одну из многочисленных подпольных групп – разбрасывал листовки, ходил в горы к партизанам, — добывал сведения, пока в одну из облав не был арестован. В концентрационном лагере на допросе был избит и почти потерял зрение. Многие его товарищи погибли, он остался в живых. В 1944 году Греция была освобождена.

Все красивее, все ярче звучал его голос – лирико-драматический тенор. С квартетом гавайских гитар «Цигаридис» совсем еще молодой Артур выступал как солист на волнах частной городской радиостанции в Салониках.
После окончания немецкой оккупации в 1947 году отец Артура Айдиняна, разоренный войной и движимый желанием обрести родину, решает с семьей уехать в Армению. И вот пароход «Чукотка» везет армянских репатриантов в Батуми, откуда поездом они отправились в Ереван. Поселили прибывших первоначально в ереванском районе Зейтун, над городом. Позже репатриантов расселили, некоторым построили дома – каждый на четыре семьи, дом отца Артура был на улице Дзержинского, № 4, над проспектом Барекамутян. В Ереване Артур стал лечиться в клинике глазных болезней у профессора Бабкена Никитича Мелик-Мусьяна.

На следующий год в Ереван приехал академик-офтальмолог В.П.Филатов. Прибыл он для того, чтобы в центре армянской христианской веры в Эчмиадзине венчаться с Варварой Васильевной Скородинской. Филатов побывал в клинике Мелик-Мусьяна, осмотрел нескольких больных, среди них был Артур. Так состоялось их первое знакомство. Филатов увидел, молодой больной нуждается в повторной операции, и пригласил его в Одессу. — Постараюсь вам помочь! – обещал он.
Артур Айдинян в 1948 году стал студентом Музыкального училища имени Романоса Меликяна. Учился у бывшего солиста императорского оперного театра в Петербурге Тиграна Ивановича Налбандяна. Позже закончил Ереванскую консерваторию.

Приглашали Артура Айдиняна на разовые выступления с Джаз-оркестром Армении, очень популярным, гастролировавшим по всему Союзу. Одно время солистом у них был известный певец Рашид Бебутов. Художественный руководитель композитор Айвазян пригласил к себе на работу. Однако там он пел мало, потому что его манера пения не совпадала с джазовым жанром. Оркестр поехал в Москву. Артур исполнил неаполитанскую песню… Люди из министерства культуры СССР решили, что грех использовать в эстрадных выступлениях певца со столь красивым оперным голосом, у него куда большие возможности., что ему нужно продолжить образование.

В 1949 году училище дало певцу направление на консультацию в Институт глазных болезней и тканевой терапии, к Филатову.
На пароходе «Грузия» Айдинян отправился в Одессу. Начинающий певец, аккомпанируя себе на гитаре, стал петь для матросов и пассажиров, песни полились по внутренней корабельной трансляции. Капитан «Грузии» Элизбар Саванович Гогитидзе, услышав как поет его молодой пассажир, пригласил к себе в каюту. Когда пароход прибыл в Одессу, капитан на своей машине отвез Артура прямо на городскую квартиру академика Филатова.
«Я был с гитарой, — вспоминал Артур Михайлович, — спел для него. – А можете спеть «Марекьяре»? А «Санта Лючию»?» И он стал петь. Из института звонили, напоминали, — пора на научную конференцию. – Ну что же, еду! – сказал академик и взял певца с собой в институт. В тот же день он был принят на лечение, а через месяц В.П.Филатов сделал ему операцию, которая тогда принесла существенное улучшение. Артур Айдинян и во время лечения и вне его часто выступал в Институте Филатова в конференцзале, пел и у академика дома, снискал себе любовь, обрел восторженных почитателей среди больных и врачей.
С тех пор А.М. Айдинян стал часто посещать Одессу. Он очень близко подружился с семьей Елены Аркадьевны Петросян, бессменного ассистента при операциях Филатова на протяжении многих лет. В 1949 и 1952 годах и позднее Артур Айдинян часто гостил в большом мавританского стиля особняке, принадлежавшем доктору Е.А. Петросян. Дом стоял на Французском бульваре, на углу Кирпичного переулка. В нижнем этаже жила семья младшего брата Елены Аркадьевны, скульптора Михаила Аркадьевича Петросяна, он был репрессирован в свое время за то, что оставался в оккупации. Дом этот хранил старинные традиции и был своего рода салоном армянской культуры.
Сохранилась фотография, на которой в гостиной этого дома сидят Артур Айдинян и хорошо ему знакомая известная в те годы армянская певица Гоар Гаспарян. В этом доме бывал Филатов, в нем собирались представители старой одесской интеллигенции. В этом же доме в 1952 году он познакомился с Лилией Трофимовной Гладковой, молодым архитектором, которой суждено было стать его женой. За день до 19 апреля 1953 года когда они зарегистрировали брак, Артур прилетел самолетом из Сухуми, он привез своей невесте несколько ящиков редких цветов – камелии, левкои, нарциссы, геоцинты всех оттенков, от бледнорозового до лилового – это были потрясающие цветы, весь дом благоухал тепличным ароматом…

Кстати, Лилия была автором проекта большого дома на углу улицы Гагарина и проспекта Шевченко. Познакомил Лилию и Артура студент вокального отделения Одесской консерватории, будущий солист Одесского оперного театра Анатолий Коваленко, очень ценивший пение друга. Коваленко вел большой концерт Артура Айдиняна в Одесском доме ученых в 1951 году. Аккомпанировала ему Галина Валентиновна Панфилова, сама врач из клиники Филатова. На концерте, конечно, присутствовал и сам Филатов, с женой и сестрой, супругой виднейшего педиатра Сперанского.
Потом — концерт в Политехническом институте, имевший огромный успех. Его организовали преподаватели кафедры иностранных языков – дочь ректора института, Галина Викторовна Добровольская и Люция Федоровна Кахцазова, внучка капельмейстера и композитора Кахцазова, армянина по происхождению, который получил из рук адмирала Нахимова 100 золотых за сочинение «Синопского марша». Эта одинокая женщина, преподаватель английского языка, ученица Генриха Норайкса, стала преданным другом семьи Артура Айдиняна. Годы спустя, уже в 1960-70-ых годах она безвозмездно приобщала к английскому языку старшего сына певца.
Останавливался Артур Айдинян и у Домбровских – Елены Платоновны, библиотекаря, знатока французского языка, и Григория Даниловича, доцента мукомольного института, людей совершенно дореволюционных, — певца воспринимавших как сына – у них своих детей не было. Жили Домбровские тут же, на Французском, неподалеку, в 53 номере, где была территория дачно-строительного кооператива «Научный работник» и где находился летний дом Филатова.

После поездки к отцу в Армению и концертов в Грузии, Артур Айдинян провел зиму 1953/54 годов в Одессе, на Пироговской улице, в старинном доме, входившем в ансамбль зданий, романтически стилизованных под германские средневековые замки, — с башнями, крепостными воротами, балконами. В одном из домов, это был № 13/3, нижний этаж занимала семья родителей жены: начальника оперативного отдела штаба округа, полковника Трофима Андрониковича Гладкова и его жены Эльпиды Азарьевны Гладковой. Она была греческого происхождения.
В ту зиму были еще концерты, в том же доме ученых, под аккомпанемент Н.Л. Зосиной. После концерта, прошедшего в очень сильный снегопад, ночью на Пироговской улице в подъезде раздался звонок. Шофер В.П. Филатова передал от академика конверт со стихами, посвященными певцу:

За чудеснейшее пенье
Наше Вам благодаренье,
Дали всем вы нам утеху,
Рады вашему успеху.

Айдинян лечился в Одессе, готовил новую концертную программу. Услышав о концертах в Сочи, в Сухуми, в Бауми, в Гаграх имевших феноменальный успех, в марте 1954 года из Ленинграда к певцу приехала глава гастрольного отдела Ленконцерта Тихонова, которая, прослушав магнитозапись А.Айдиняна, заключила с ним на полгода договор и певец отправился в Ленинград, где дал немало сольных концертов.
Затем выступал под Ригой в Дзинтарисе, где встречался и общался с весьма неравнодушно относившимся к его дарованию основным его «конкурентом» по исполнению итальянских песен – с Б. Александровичем, который позже писал в «Комсомольскую правду» о том, что исполнение А.Айдиняна недостаточно советское…
Первый концерт в Москве состоялся в ЦДРИ – Центральном доме работников искусств, слава певца докатилась до Москвы и в зале была масса популярных артистов и лиц того времени. Концерт вел сатирик-памфлетист Илья Набатов, выступивший на сей раз как конферансье. Очень большой, громкий успех сопутствовал и этому и далее последовавшим выступлениям, которые он провел с концертмейстером из Ленинграда Радиной, скрипачкой Раисой Цизеной и с виолончелисткой, то есть его сопровождало инструментальное трио.
Затем по приглашению Московской филармонии, состоялись концерты в Октябрьском зале Дома Союзов в Москве. Именно с тех пор он стал выступать в лучших залах огромной страны. Концерты в старой и новой столицах России произвели фурор, началась настоящая широкая слава артиста.

Последовали записи на радио. Приглашение принять участие в правительственных концертах вместе с И.С.Козловским, П.Г.Лисицианом. Он познакомился с виднейшим композитором Арамом Хачатуряном. Подружился с чемпионом Мира по шахматам Василием Васильевичем Смысловым.
Несколько сезонов А.М. Айдинян выступал с Ирмой Юдиной, одной из учениц талантливейшего педагога-музыканта, учителя Святослава Рихтера, Нейгауза. Ирма познакомила его с Генрихом Густавовичем. Нейгауз с удовольствием бывал на концертах Артура Айдиняна, прослушивал его программу, давал советы. Он особенно ценил певца как исполнителя чувствовавшего стиль произведения – будь то Шуберт, Григ или романсы Листа. Особенно он умилялся исполнением ромасов Грига. Как-то Нейгауз сказал – Голубчик, наверное это ваш самый любимый композитор! Он не знал, что Артур исполнял романс впервые, но столь проникновенно, с таким чувством!..

В 1954 году ему присвоено звание «Заслуженный артист Армянской ССР». За творческие достижения А.Айдинян был удостоен ордена «Знак Почета». Через шесть лет, в 1960-ом он уже станет Народным артистом Армянской ССР…

Когда в 1955 году А. Айдинян выступал в Большом зале Филармонии в Ереване, фотографию концерта опубликовал в июньском номере журнал «Советский Союз». Потом было южное турне, потом Артур Айдинян снова в Одессе. Он дал большой концерт в Оперном театре. Вновь исполнял арии из опер, неаполитанские и испанские песни. В следующем 1956 году в Ереване был запущен в производство цветной музыкальный фильм «Сердце поет». Сценаристка Маро Ерзинкян написала сценарий, положив в основу множество сцен из жизни и судьбы певца. Снял фильм кинорежиссер Григорий Георгиевич Мелик-Авакян. Вместе с Артуром Айдиняном, сыгравшем главную роль – слепого певца, в фильме снялись крупнейшие актеры армянского кино – Ваграм Папазян и Рачия Нерсесян.
Часть эпизодов снято на улицах Еревана и в павильонах Арменфильма. Греческие эпизоды снимались в Одессе. Немало было снято на киностудии им Довженко, в одесском Оперном театре, во Дворце Воронцова, на одесских улицах и во дворах, на углу Дерибасовской и улицы Карла Маркса. Лирические сцены — в порту, на скалах у моря.
Не только сам фильм, шедший в 60-и странах мира, но и песни из него завоевали популярность в стране, где уже ярко на музыкальном небосводе сияла звезда артиста, пластинки с голосом которого расходились огромными тиражами. .На Фестивале советских фильмов 1958 года А. Айдиняну было присвоено звание лауреата как лучшему певцу-исполнителю.

Еще ранее, в 1956 году, он завоевал звание лауреата, диплом I степени на Всесоюзном конкурсе вокалистов в Москве, Из рук председателя жюри по вокалу народной артистки СССР В.В.Барсовой получил золотую медаль лауреата… Особое значение в биографии певца имеет 1957 год. Тогда он стал лауреатом VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. На всемирном конкурсе Фестиваля, на котором председательствовал великий итальянский певец Титто Скипа, Артур Айдинян был отмечен серебряной медалью. Дала себя знать простуда – он неосторожно выпил стакан холодной воды, поэтому на сей раз было не золото, а серебро.

Сам же Тито Скипа стоя аплодировал певцу, который спел три фразы в одном дыхании, исполняя «Марекьяре» — коронным исполнителем этой вещи считался Титто Скипа. Когда Скипа позвал певца к себе в номер в гостиницу, Артур Айдинян решил, что прославленный маэстро хочет его проконсультировать, что-то ему посоветовать.
Оказалось, он позвал Айдиняна чтобы пригласить его на принадлежавшую ему звукозаписывающую студию в Италии записать пластинку. Однако разве мог Артур Айдинян, бывший репатриант, рассчитывать на поездку в Италию, капиталистическую страну?.. В иностранных гастролях до середины 1960-ых годов ему настойчиво отказывали, несмотря на сыпавшиеся заявки, зато потом охотно разрешали поездки в Хабаровск, Норильск, Магадан, Южносахалинск….

Ему уже не нужно было доказывать свое право на выступления перед публикой. Концерты шли при переполненных залах. О нем слагались легенды. Концертный зал в Киеве при его выступлении был окружен конной милицией, столь велика была толпа, жаждущая прорваться на его выступления. Во Львове после концерта в оперном театре студенты подняли на руки «Победу», в которой ехал певец и понесли по улице… Феерия славы тем не менее не ослепила певца, он все расширял свои программы, которые становились все сложнее, включали в себя все больше редко исполняемых произведений. Каждый год артист, обновляя репертуар, готовил по две-три сольных программы, в которые включал уже не только западную и армянскую, но и русскую классику. Это были произведения Глинки, Чайковского, Рахманинова, вокальные циклы Шостаковича, Кобалевского,.
На концертах слущатели-меломаны отмечали особенное мастерство при исполнении произведений Шумана, Брамса, Грига. С особой проникновенностью он пел редко исполняемый цикл «Песни любви» Дворжака, с премьерой цикла его тепло поздравили представители посольства Чехословакии.

Он был представлен Генеральному секретарю Компартии страны Н.С.Хрущеву. Сам А.М.Айдинян в Компартии Советского Союза не состоял.
Подружился он с главой авиаконструкторского бюро Артемом Ивановичем Микояном, потом и с его старшим братом, Анастасом Ивановичем Микояном, председателем совета министров СССР, и его женой Ашхен Лазаревной, большой поклонницей таланта артиста. Узнали Микояны о нем случайно. Ехали в машине и по радио услышали дивный голос, думали что поет итальянец и поразились, когда диктор объявил, что исполнитель – Артур Айдинян. При встрече с первым секретарем ЦК Армении, главой республики, Анастас Иванович сказал – Как, вы не знаете, что у нас есть такой петь?!. По указанию А.И. Микояна, данному непосредственно председателю Моссовета Промыслову, ему была предоставлена квартира на набережной Шевченко в центре Москвы. Уже в 1962 году, когда ожидалось рождение второго сына и нужно было расширить жилье, он получил квартиру на улице Смоленской, служащей фактическим продолжением Старого Арбата.

В день 80-летия В.П.Филатова Артур Айдинян выступил в Оперном театре в Одессе на юбилейном концерте. Пел любимую Филатовым арию «Плач Фредерико», «Элегию» Масне и, конечно, песни итальянской части репертуара. В Одессе он многократно давал сольные концерты и в большом зале Филармонии, во Дворце моряков, в Клубе пограничников, на одесском телевидении, в порту. Он стал официально шефом Одесского черноморского порта. Портовики очень любили эти шефские концерты, писали письмо в правительство о присвоении певцу почетного звания народного артиста СССР. Из Одессы Артур Айдинян неизменно возвращался в Москву.

Из Москвы он ездил с гастролями по всему Советскому Союзу, регулярно приезжал в Ереван, где выступал с сольными концертами и с Оркестром филармонии. В Ереване навещал отца а затем, после его смерти в 1956 году, младшего брата Карписа и сестер Сирануш (названную так в честь рано умершей матери Артура), и Вартуи.

Встречался в Ереване Артур Айдинян с классиком армянской живописи Мартиросом Сарьяном. Дата встречи восстанавливается по дарственной надписи художника на подаренном Айдиняну и его супруге альбоме репродукций его живописи, вышедшем в Москве в издательстве «Советский художник» в 1960-м году: «На добрую память дорогим и славным Артуру и Лилии от М. Сарьян 1960 2. ХII Ереван». О другой встрече Артура Айдиняна с Мартиросом Сарьяном тепло пишет в мемуарном очерке «Великий певец», кинорежиссер Ванцетти Амирджанович Даниелян. Были и другие встречи. Однажды у М.С. Сарьяна Артур был с Е. А. Петросян, которая приехала в Армению из Одессы.

У Народного артиста Армянской ССР Артура Айдиняна были замечательные концертмейстеры-пианисты. Среди них особенную память оставила по себе ученица Игумнова, Вера Подольская, автор книги «Ученики Неждановой». Она была аккомпаниатор богатого звука. С ним на гастроли ездил Александр Александрович Дедюхин, который аккомпанировал ему и Мстиславу Ростроповичу. Выступал со знаменитым Борисом Александровичем Абрамовичем, аккомпаниатором высочайшего класса, нотный текст помнившим наизусть… Концертмейстером его был в начале 1960-ых и Владимир Яковлевич Гладштейн, пианист и композитор, автор оперы «Ванина Ванини». Он работал с такими профессионалами как Ольга Ступакова, Джульетта Свасян, в самом конце карьеры – с преподавателем Ереванской консерватории Георгием Кузановым, с основателем Фонда Шопена Владимиром Любавским. Назовем еще концертмейстера Большого Театра Стучевского, который аккомпанировал раньше Лемешеву и Собинову, Козловскому.
Выступал он и с золотым составом Квартета Комитаса. И с Камерным оркестром Льва Маркиза.
В гастролях А. Айдиняна порой сопровождали не только пианисты, но и инструментальные трио, в которые неизменно входили виолончелисты. Он выступал с виолончелисткой Медеей Абрамян, впоследствии профессором Ереванской консерватории, с Ксенией Югановой, с Виктором Столиным.

На его гастролях бывали и курьезно-трагичные случаи – при выступлении в зале бывшего Дворянского собрания в Киеве, через минут двадцать после того, как люди покинули зал, от грома аплодисментов и возникшего резонанса рухнул потолок… Молодежь в те годы рвалась внутрь залов на концерты певца, успех был необычайный… Однажды в Гаграх начало концерта попросили задержать на десять минут – это маршал Г.К. Жуков прошел в ложу. С маршалом А.Х.Баграмяном артист был хорошо знаком, с маршалом бронетанковых войск А.Х. Бабаджаняном дружил, маршал бывал на его даче в Одессе, когда командовал в 1960-ых годах Одесским военным округом.

В голосе Артура Айдиняна была какая-то особая задушевность, теплота. Он обладал лирико-драматическим тенором, владел широкой гаммой тембральных нюансов. Со знаменитым певцом Иваном Семеновичем Козловским, впервые Артур и Лилия познакомились в Ялте. Там каждую осень проводили Праздники песни. Участвовали те, кто отдыхал — солисты Большого театра, крупные эстрадные артисты. Айдиняна от филармонии попросили принять участие. Тогда он и познакомился с Иваном Семеновичем, который отдыхал после гастролей. Козловский очень доброжелательно, душевно отнесся к артисту. Стал ходить на концерты — сидел в ложе, аплодировал. Встречались Козловский с Айдиняном и в кабинете директора зала консерватории, и в директорской ложе. Слушали вместе Святослава Рихтера и других музыкантов. Как-то Козловского спросили, «- Как вы относитесь к Айдиняну? – Умный певец!» – ответил Козловский. Если Иван Семенович говорил, что умный певец, это у него означало, что вокалист умеет выделить наиболее яркие грани своего дарования. В Ялте каждый год Козловский отдыхал в санатории «Сосновая роща». И как то он пригласил Артура Айдиняна с его женой Лилией в гости. Был и директор Московской филармонии, были какие-то ученые, за хозяйку — дама инженер-химик, которая безропотно любила Козловского много лет. Встречались и в Алуште, на даче певицы Надежды Чубенко, на 60-летнем юбилее Анастаса Ивановича Микояна…

На обороте фотографии репетиции А.Айдиняна с концертмейстером И. Юдиной обнаружились стихи дочери композитора-классика армянской музыки М.Спендиаровой, записанные ее рукой 16 сентября 1959 года в Ялте. В них она ставит певца вровень с Энрико Карузо:

Сама душа его поет,
Венчая в Ялте славы тур.
Советским Энрико слывет
Наш благороднейший Артур!

В 1959 году портрет Артура Айдиняна написал академик живописи Дмитрий Аркадьевич Налбандян, известный портретами членов правительства, «вождей», известных деятелей искусства, писателей. Налбандян написал портрет Арама Ильича Хачатуряна, который закончил в 1963 году. В мастерской художника Хачатурян и Айдинян, бывало, встречались. Портреты обоих музыкантов входят в альбом «Д.А.Налбандян, народный художник СССР» (1976). В газете «Телевидение и УКВ» 7 декабря 1957 г. на первой странице была помещена фотография с надписью: «на торжественном концерте мастеров искусств Армянской ССР в зале им. Чайковского, Заслуженный артист Армянской ССР, лауреат конкурса на VI Всемирном фестивале в Москве Артур Айдинян и композитор А.И. Хачатурян».
Встречая однажды Новый год у Налбандянов чета Айдиянов познакомилась с известным тогда композитором Вано Мурадели, с режиссером Большого театра И.М. Тумановым. Они тоже отдавали должное уникальности, своеобразию таланта певца.

Два скульптурных портрета Артура Айдиняна, создал академик, выпускник Парижской академии ваяния и живописи, Лазарь Дубиновский, автор монументальных памятников в городе Кишеневе. Один из скульптурных портретов певца, исполненных в бронзе, опубликован в монографии о скульпторе (вышедшей в 1961 году).

Уже после присвоения ему звания Народного артиста Армянской ССР, А. Айдинян записал с Оркестром Большого театра под управлением дирижера Алгиса Жюрайтиса пластинку оперных арий. Оркестр Государственного Большого Театра стоя аплодировал певцу, когда он без единого дубля записал эту очень известную в свое время пластинку, экспортный вариант которой, также вышедший в 1960-ом году, был выпущен в стерео варианте.

Вот что писал центральный московский журнал «Музыкальная жизнь» 1961 № 4: «В выступлениях Артура Айдиняна, певца, обладающего приятным голосом и несомненным актерским дарованием, всегда подкупает непосредственность чувства. Ему удаются и лирические произведения песенного склада, и оперные арии с ярким драматическим содержанием. 10 января (1961 года) Айдинян исполнял в Большом зале консерватории сочинения западных композиторов, романсы и песни Армении. Артист чутко ощущает природу армянского мелоса. Песни «Журавль» и «Перепелка» Комитаса, романс «Роза» Р. Меликяна были спеты просто и искренно, с удивительной теплотой.
В сочинениях старых итальянских мастеров (Скарлатти, Перголези, Страделлы) Айдинян продемонстрировал безупречное владение звуком, тонкость фразировки…» (с. 8).

В 1966 году А.М.Айдинян приобрел в собственность и за год восстановил старинный каменный дом с восьмиколонной колоннадой на Французском бульваре в Одессе, недалеко от дома-музея его покойного друга, академика-офтальмолога В.П.Филатова. Почти каждый год Артур Айдинян приезжал в Одессу, он вступил в Яхтклуб, где был пришвартован принадлежащий ему катер «АЛАС» — название означало по-гречески «соль», а также звучало начальными буквами имени его самого, жены и детей– Артур, Лилия, Александр, Станислав. Этот немецкий катер, корпус которого был из мореного дуба с медными заклепками, снятый с линкора «Бисмарк», он получил от главы Черноморского пароходства Томаса за сравнительно невеликую плату…

В 1967 году А. М. Айдинян принял участие в концертах на Всемирной выставке «Expo-67» в Монреале, в Канаде. Выступления имели огромный успех, его приглашали на гастроли в США. Однако разрешение на поездку в США Министерство культуры ему не дало. Через много лет он побывал в Америке у брата и сестер, уехавших в Лос-Анджелес. Эта поездка состоялась лишь в 1991 году.

Артур Айдинян постоянно приглашался в состав артистов, принимавших участие в декадах армянского искусства, которые проходили по республикам Советского Союза, в Болгарии, Румынии, Чехословакии. В 1967 году он озвучил телевизионный фильм, снятый по мотивам повести Льва Толстого «Люцерн», где исполнял итальянские и тирольские песни. Итальянские были записаны на гибкую пластинку.

Вспоминая о начале своего музыкального пути, певица тончайшего лирического дарования Елена Камбурова, основатель московского Театра Песни говорила в телеинтервью о том, что она в ранней юности попала на концерт Артура Айдиняна и сразу после этого для себя твердо решила, что станет певицей…
Как-то раз, в 1970-е годы, Артур Айдинян вышел в море на своем катере «АЛАС» с другом Валерием Кузнецовым, известным одесским яхтсменом. В молодости тот был артистом цирка, укротителем крупных хищных, работал со львами. Кузнецов окончил консерваторию, аккомпанировал Айдиняну на шефских концертах в Одессе. От полноты чувств, ощущения морской шири, от моря и солнца артист запел. Валерий взял гитару. Рыбаки, которые во множестве рассыпаны были по заливу в своих лодках, побросали удочки, взяли катер в кольцо и вовсю аплодировали после каждой песни, пока импровизированный вояж-концерт не закончился… Совсем как в старых музыкальных кинокартинах. Кстати, именно Валерий Кузнецов познакомил кинорежиссера Эмилия Лотяну с Артуром Айдиняном. Лотяну, как и другие деятели искусств, исключительно высоко отзывался об артисте и его таланте… Среди верных почитателей его таланта были: главный дирижер Большого театра А.Ш. Мелик-Пашаев и не менее известный дирижер Вероника Дударова, талантливейший скрипач Эдуард Грач, композитор Авет Тертерян, выдающаяся пианистка Мария Гринберг, профессор Ташкентской консерватории, пианист Рудольф Керер, главный режиссер театра им. Вахтангова Рубен Симонов, авиаконструктор А.А. Туполев, художник-академик Б.Е. Ефимов, писатель С.С. Смирнов — председатель Комитета помощи греческим патриотам, в котором состоял и А.М. Айдинян, и многие, очень многие другие…

А.М. Айдинян хотел завершить свою жизнь у моря. Так и случилось. Он скончался в своем летнем доме в Одессе 2 сентября 1997 года. В день смерти от второго инфаркта еще отжимался на турнике. Голос не потерял до последнего дня. Иногда пел для навещавших его старых друзей и почитателей.
Прощались с ним в только что тогда открывшейся Армянской церкви на Гагаринским Плато над морем. Похоронен на армянском участке Второго городского, самого старого кладбища Одессы. Вдова его Лилия Трофимовна Гладкова установила на могиле памятник из черного полированного мрамора с портретом артиста и датами его жизни 1923 — 1997.
Артур Айдинян из жизни шагнул за пределы земного, в Вечность, остались записи его голоса и легенды…

Ст. А. А.