Главная » О Ст. А. Айдиняне » О Химерионе

О Химерионе

издано в Одессе

По Одессе летали химеры ЦОМАКИОНА…

Москвич-одессит Станислав Айдинян выпустил в издательстве Инга книгу стихотворений

под названием Химерион.

ДЕЛО В ТОМ, что в Одессе жил замечательный, необычный художник — Георгий Федорович Цомакион (1884—1939). Впрочем, о том, что он художник, знали лишь его друзья. Известен же он был как превосходный врач, про-фессор, к которому ехали со всех концов страны. Прожил недолгую жизнь — умер от воспаления легких…

В те времена обычным делом были знания и умения, далеко выходящие за пределы основной специальности. Во всяком случае, я не могу назвать то, чем занимался Цомакион в области графики, словом хобби. Он был одержим одной-единственной темой. Он рисовал пером и китайской черной тушью, а также вырезал из дерева… химер! В его квартире отовсюду глядели химеры, призрачные существа, нежить. Конечно, глядя на них, вспоминаешь и Босха, и Гойю, но цомакионовская нежить — ни в коем случае не подражание. Это собственное ми-рочувствование доктора Цомакиона (кстати, считавшего себя атеистом) — острое, тревожное, яркое.

Я не думаю, что химеры, воспроизводимые Цомакионом (он никогда, по свидетельству знавших его, не называл своих персонажей химерами, он звал их: они), — всего лишь причудливая игра фантазии. Думаю, все-таки был импульс, шедший извне. Так и тянет перефразировать: Откуда химеры? Из жизни, вестимо. В самом деле: переворотившаяся пореволюционная реальность, а тем паче тридцатые годы — химеричны, фантастичны! Ничье бытие не гарантировано, под каждым почва шатается и расходится трещинами. Из глубин обнажившей свои бездны действительности вылетают зловещие химеры, задевают человека крылом, подталкивая к грани безумия. Вряд ли Цомакион думал тогда именно так, но реакции художника на то, что таится в реальности, всегда точны.

СТАНИСЛАВ АЙДИНЯН, еще в детстве, забегая к вдове академика В. П. Филатова (с которым дружил отец, народный артист Армении Артур Айдинян), видел в альбоме рисунки Цомакиона. Повзрослев, познакомился с до-черью художника, Людмилой Георгиевной Цомакион, проявил серьезный интерес к его наследию — графике и ма-лой скульптуре. И вот теперь — стихотворный сборник Ст. Айдиняна, посвященный памяти Георгия Цомакиона…

Автор сборника Химерион как бы хочет эти химерические существа понять изнутри. Они — сгустки тьмы, они больны необъяснимою тоскою и влюблены в пустоту. Однако они включены в чертеж творенья, и у них есть право на существование. Полу-зверюшки, полу-тени, полу-дети… Играют, плачут и заходят в сны. На них охотятся, но они прячутся в глубинах подсознания. Автор сборника играет с химерами, забавляется, шутит. Но все же не забудем, что они — зловещи! Они там, где недостает света в жизни и душе человеческой.

Химеры вьются над Россией: они сводят с ума, они завидуют, желая завладеть всем, они очень не по-доброму наблюдают за людьми. Химеру-наблюдателя на рисунке Г. Ф. Цомакиона автор стихотворений прямо отождеств-ляет со следователем НКВД. А вот химера приходит к Адольфу Гитлеру — и с библейским пафосом пророчит ве-ликие ужасы войны. И несостоявшийся художник Адольф предстает как живописец, рисующий кровью… В сравне-нии с этим вполне невинны забавы химер, преследующих поэта Сологуба. И даже небезызвестная Моника оказы-вается химерой, возникающей из американского фильма.

Я НАЧИНАЮ догадываться, почему Станислав Айдинян вдруг с таким увлечением принялся писать о химерах. Вот ключ ко всему: Химера, вы к небытию щекою прислонились. Нарастающая виртуализация жизни — не есть ли ее химеризация?! Виртуальные образы, экранные, компьютерные — нечто призрачное, бытия не имеющее. С нами происходит нечто, грозящее утратой подлинности, единственности жизни и судьбы. Может быть, химеры на рисунках Цомакиона и в стихах Айдиняна спрашивают нас: кто ты есть? Ты-то сам — настоящий ли, не виртуаль-ное ли существо?

…Многие стихотворения Ст. Айдиняна принимают характер медитаций. А также они — размышления о жизни и смерти, о времени, кружащем нас, как чертово колесо в парковых аттракционах… Нельзя не заметить главной особенности мирочувствия автора Химериона: пространство, населенное химерами, космично. Может быть, и химеры способны напомнить нам об истинном масштабе Бытия, чтобы мы существовали не на плоскости обыден-ного, а в мироздании.

В книге Химерион среди стихотворений (преимущественно — верлибров), которые держатся энергией интонации, напряжением мысли, — к сожалению, попадаются и проходные. Редактора на нас нынче нет, Редактора!..

Но в целом книга одессита, живущего в Москве, для меня, постоянно размышляющего о проблемах культуры, являет нить культурной преемственности, соединяющую пласты Времени.

Илья РЕЙДЕРМАН.

газета “Вечерняя Одесса”, ±192 от 12 декабря 2002 года