Главная » О Ст. А. Айдиняне » ОБ ОДЕССЕ ЗАМОЛВИМ СЛОВЕЧКО…

ОБ ОДЕССЕ ЗАМОЛВИМ СЛОВЕЧКО…

Станислав Артурович Айдинян член Союза российских писателей и Конгресса литераторов Украины,  известный московский искусствовед, литературный и художественный критик, научный сотрудник и член ученого совета Литературно-художественного музея Марины и Анастасии Цветаевых. В Одессе известен не только в этих ипостасях, но и как составитель и редактор «журнала в журнале», — «Одесские страницы», выходящего в составе альманаха «Меценат и мир». С Одессой связан с трехмесячного возраста. В частности, жил в детстве в особняке на ул. Пироговской, потом, с 1966 г., приезжал ежегодно в дом отца, известного тенора 50-х годов, народного артиста Армянской ССР Артура Айдиняна, что находился в дачно-строительном кооперативе «Научный работник» на Французском бульваре. Кстати там же, ранее, в своем доме, жил и друг их семьи, светила офтальмологии, академик В. П. Филатов.
— Таким образом, начиная с раннего детства мне посчастливилось быть причастным к той тонкой прослойке одесской интеллигенции, которая в те годы составляла сокровенный интеллектуальный круг города, — рассказывает Станислав Айдинян. – Отсюда и мое пристрастие к литературе и искусству вообще, занятия которыми стали моей профессией и смыслом жизни. Что касается любви к городу, то могу сказать, что мне с моим отцом, гастролировавшим в свое время  по всему СССР, удалось объездить большое количество городов. Но такого совмещения культур, потрясающей архитектуры, «южности» и «курортности», я нигде не встречал. Я бы назвал это «полноценностью» города, удачно сочетающего в себе всю огромную инфраструктуру с талантливостью людей, в нем проживающих…
— Скорее всего, это передалось вам от отца?
— Действительно, Одесса была очень близка моему отцу, Артуру Айдиняну. Прежде всего потому, что он родился на юге, в Греции, в городе Солоники. И он хотел здесь жить, провести свою старость и умереть у моря. И надо сказать, что ему отчасти это удалось. Каждое лето он приезжал сюда из Москвы, жил в своем доме, где встречался со друзьями и поклонниками. В Одессе он умер в 1997 году и похоронен на Втором Христианском кладбище.
— Поэтому и не удивительно, что вы ежегодно приезжаете в Южную Пальмиру. Притом, как я знаю, не на день-два, нередко вы проводите здесь до полугода.
— Да, это нельзя назвать просто любопытством или только ностальгическими воспоминаниями. Мне близко и интересно все, что здесь происходит, прежде всего в области литературы и искусства. Поэтому я живу, как говорят одесситы, «на два дома», один из которых находится в Москве, другой – в Одессе. Я очень ценю то, что, например, делает литературовед Валентина Ковач, журналисты Евгений Голубовский, Олег Губарь, краевед Валерий Нетребский и многие достойные другие. Мне кажется, что далеко не все представляют в полной мере, насколько Одесса интересна и неисчерпаема, как источник исторических и литературных фактов, событий и имен, к сожалению, давно забытых, но которые можно открыть в частных и в областном архиве, так и в историко-краеведческом или литературном музеях.
— Ваша тесная, я бы сказал, родственная связь с нашим городом, вероятно, и подвигла на популяризацию одесской литературы и искусства на пространствах СНГ и мира?
—  Действительно, когда у меня появилась такая возможность, я за нее с радостью ухватился. Прежде всего, благодаря редакции альманаха «Меценат и мир» и его главному редактору Левону Осепяну. Первые «Одесские страницы» увидели свет еще в 2003 году, кстати, это произошло ранее 2005 года, до известных публикаций одесских авторов в журнале «Октябрь».
— Что собой представляют «Одесские страницы» в принципе?
—  Это, по сути дела, антология, которая вплоть до нынешнего, пятого, в 2008 году выпуска, знакомила россиян и вообще всех русскоязычных писателей, в том числе и через сайт альманаха «Меценат и мир» в интернете, с представителями литературы и искусства Одессы.
— Кстати, поскольку вы занимаетесь этим непростым, но почетным делом, хотелось знать вашу оценку уровня поэтической мысли Южной Пальмиры.
— Поэзия – она подобна пирамиде. И для того, чтобы могла на чем-то держаться вершина, классика, должно быть еще и основание. Или, другими словами, поэтическая среда, которая является не только основой любой литературы, но которая создает предпосылки для рождения чего-то более качественного, выходящего за пределы данной среды. То есть таланта высокого уровня, а, может быть, и гения. Но его по достоинству, к сожалению, могут оценить только потомки. Одесса в этом смысле имеет богатые традиции. Здесь всегда существовали и существуют поэтические сообщества. Скажем, еще при советской власти была литературная студия Юрия Михайлика. Из мне известных действующих в настоящее время я мог бы назвать Одесское отделение Конгресса литераторов Украины, которое возглавляет Сергей Главацкий, и которое объединяет творческих личностей различного возраста и уровня дарования.
— Да, недавно участники этого литературного сообщества издали «Одесскую антологию поэзии. Кайнозорские сумерки», о которой доброжелательно отозвались и «Одесские известия».
— Мое мнение об этом сборнике, к которому, кстати, я написал предисловие, достаточно высокое. Потому что там есть такие имена, как Игорь Павлов, Юлия Петрусевичюте, Вадим Гринберг, Евгения Красноярова, Сергей Нежинский, Валерий Сухарев, Анатолий Михайленко, Галина Маркелова, Ефим Ярошевский, Илья Рейдерман, (к слову, постоянный автор вашей газеты – А.М. ), Анна Божко, Людмила Шарга, Ирина Дежева, всего в антологии представлено творчество двадцати девяти авторов.
Однако общая тенденция поэзии конца двадцатого – начала двадцать первого веков заключается в том, чтобы выражать не свои духовные взлеты, а тени собственных ощущений. К этому приучили Б.Пастернак, а позже И.Бродский. Немало подобного есть у М.Цветаевой. Правда, эти «тени ощущений» не достигают порой общечеловеческого звучания. Я говорил об этом отдельным участникам сборника. В то же время эстетики стиха, огромное культурное богатство реминисценций, большое количество соотнесений внутри самих стихотворений, да и общая культура версификации сейчас достаточно высока… И не менее чем где-либо высока именно в Одессе.
Но на этом фоне есть и достаточно широкий слой людей, работающих в классической поэтической традиции. Выпускается много книг, в частности, издательствами «Optimum», «Астропринт». Раньше этим занимался ныне покойный одесский издатель Геннадий Групп, который фактически восстановил своим издательством «Iнга» эту традицию. Он издал книги крупных одесских поэтов конца двадцатого века, в том числе два сборника Игоря Павлова. Надо сказать, что я многих одесских авторов ставлю весьма высоко. А, например, Ольга Ильницкая шагнула далеко за горизонты Одессы. И ее дар не зря многих удивляет и даже потрясает. Поэтому я рад, что здесь все живо и не иссякает.

   Беседу вел Анатолий Михайленко