Главная » Проза » ЛЕДЯНОЙ ДОЛГ

ЛЕДЯНОЙ ДОЛГ

Станислав Айдинян

Легенда

Уже давно, опершись о ледяную скалу, Анаэль созерцал их. Они метались меж добром и злом, пугались собственных отражений, мыслей, огней. Слушая медленный рокот снегов, испуганно шептали о том, что ветер, воющий из пещер – предвестник землетрясения. Еще не попав в беду, уже думали о спасении, быстро листали страницы – искали покоя в движении слов но, сами того не зная, находили лишь движение…
Такими их видел Анаэль с прозрачной скалы и из его груди рвался к ним космический холод.
Так было, пока не настал час, когда, сверяясь самым ярким глазом с невидимым людям истинным Солнцем, Анаэль полетел, обгоняя стрелу Зенона.
Факелом пространств полыхал источник движения. От источника исходили, вращаясь, круги. От каждого круга сочилась, как медленный дым, бесконечная жажда. Видел – вращение, видел – пульсацию, улавливал круговой ритм при котором все возвращается.
Ледяной долг направлял его – Анаэль летел все быстрее, быстрее, пока, пролетая над руинами Атлантиды, не обогнал Время.
Стали зримы – на лету – Великие Песочные Часы. Их опоясывал на пути из будущего обруч неизбежности.
Анаэль простер к Великим Часам – Имя, заклинание…
Шквал стихий понесся к перемычке Часов.
Вспыхнул вокруг чаши изогнутый обруч, сужаясь в падение огня…
В Часах перемычка сомкнулась.
Последние песчинки долетели до дна, упали в наставшую тьму.
Все смолкло, остановилось.
Неподвижность покоя покрыла пораженную Землю.
Из недр донесся усталый, протяжный звук – вздох оси.
Все живое окаменело, скованное по рукам , когтям, крылам.
Вот когда в замерзшие живые существа полыхнуло из Космоса безграничное всеведение неподвижности.
Они увидели движение.
Представили себе то, что Анаэль остановил то, чего уже не было.
Движение предстало – Абсолютным покоем.
И Абсолютный покой предстал не чем иным, как обратным, отраженным призраком движения. Этот призрак подобен и равен прозрачности, видимой сквозь спицы, сквозь быстрое колесо…
Остановившись, проникнув в неподвижность движения, люди стали старше на тысячу лет.
Когда понимание совершилось, Анаэль произнес Число движения, призвал ветры. Но не успели ветры.
От сгустившихся облаков жажды, из-под небесного купола хлынуло в восьмигранник воронки движение.
Земная ось заскрипела, колесом окружности входя в поворот.
Сжатая сила сломала преграду, движение полилось по родникам и руслам Земли.
Миг остановки не погубил сердце Планеты. Лишь учащенней забилось падение минут-песчинок в разомкнутых, снова идущих Великих Песочных Часах
Снова изогнут из будущего обугленный обруч.
Ледяными стеклами чаш Часы отражают движение.
Часы – отражение…
В панцирную грудь Анаэля, полную космическим холодом излилось тепло.
По тускло светлеющему нижнему небу полетели теплые, торопливые облака.
Анаэль медленно исчезал в высоком белом дыму, осознавая, что исполнил свой ледяной долг.