Главная » Проза » Одноногая птица

Одноногая птица

Дед китайского императора Ци сидел в беседке, на острове в самой середине озера перед дворцом. На лице человека, чей внук тоже станет императором, не отражалось ни одного чувства. И придворные были безмолвны. Книга дней говорит, что он ждал начала церемонии, но возможно, мысли его были далеки как от любых церемоний, так и от суетящихся у его ног слуг, вообще от всего земного…
Незадолго до того, как он впал в состояние, похожее на то, что приходит между сном и явью, он еще созерцал отсюда, с острова, белую, похожую на шахматную, маленькую фигурку, которая медленно всходила в окружении охранявших ее воинов по ступеням дворца. Придет день и пешка станет королем – пронеслось в сознании деда китайского императора Ци. Это была даже не мысль, а тень тени мысли, так далек был он ото всего происходящего. Он должен был, не обращая внимания на безмолвно и бесшумно двигавшихся слуг, вновь уйти в нирвану, однако на ее астральном пороге внезапно показалась птица.
Эта странная нездешняя птица присела на фарфоровую голову дракона, что венчала крышку чайника. Птица была тем более необычна, что на чайнике она сидела, впившись в фигурную крышку единственной лапой.
— Правда ли, что ты, однолапая птица, явилась к нам из небытия, и туда же исчезнешь? – спросил старик. Птица в знак почтения и согласия склонила голову перед повелителем страны красных драконов…
— Придет время, — ответила птица, — я вновь появлюсь, чтобы спасти твоего внука Ци. Да, я спасу того, кто играет в цветущем дворцовом саду, там, по другую сторону озера… В том саду, где на камнях меж деревьев по твоему приказу высечено столько истин…
Я приду, — как уже начертано в свитке судьбы, и своим появлением подскажу ему, чтобы он воздвиг преграды для вод, которые окружат его земли. Воля Создателя неба дала мне силу и проложила дорогу в будущее. Я долго сидела на рукаве Мудрого и научилась читать знамения.
— Птица Шанъ-Янь, — торжественно сказал старый император, – воля твоя да будет узнана достойными, — отныне станешь ты вестником водного прилива к подножию Великой Стены.
Птица наклонила голову, взмахнула крыльями и исчезла.
С наступлением следующего восхода солнца к деду привели маленького внука…
После положенных приветствий, дед-император сказал:
— Ко мне прилетала одноногая птица!…
— И где же она? – спросил мальчик.
Старик не ответил. Тогда мальчик спросил:
— А ко мне прилетит одноногая птица?
— Да, — задумчиво сказал император, — будет день и она прилетит к тебе и принесет жизнь!
— Принесет жизнь?.. – спросил мальчик и в голосе его послышалась нотка недоверия…
— Да, — уверенно сказал, не глядя ни на кого император, — Птица Шанъ-Янь принесет жизнь потому, что у нее одна нога. У настоящей истины, прилетевшей от Абсолюта, всего одно единственное основание. Много оснований у абстракций и у абсурда, у истины оно одно, и потому я верю птице…
На этих словах, не желая ни пояснять, ни говорить больше, Император встал с подушек, и, сопровождаемый встревоженными слугами, пошел к воде, к лодке с красным балдахином, чтобы отплыть по сверкающим солнцем водам озера в сторону дворца… Мальчик задумчиво смотрел ему вслед…
Слуги были встревожены, но не смели переглядываться, они слышали разговор, были рядом, но ни один из них не видел птицу, не видел Шанъ-Янь.
Видно так уж устроил Создатель вселенной мир, что слуги не видят одноногих птиц…

2006-01-21