Главная » Проза » ВРАГ СОЛНЦА

ВРАГ СОЛНЦА

Станислав Айдинян

легенда

Время еще не торопилось, века шли ровно и мерно. Величавый Хронос, породивший бесчисленное множество миров, сотворил во Вселенной округлое наше обиталище. Он даровал избранным из неразумных сынов Земли .Логос, постигающий Хаос, Логос, таящий единое, первое, божественное слово.
Совершая вращение под неслышное пение небесных сфер, планета переживала золотой век, когда все живое естественно двигалось, питалось, плодилось и множилось, поклонялось богам.
К вечноликому божеству – Солнцу возносились моления. Люди, как споткнувшиеся малые дети, падали ниц перед лучезарным символом безначального Света.
Маги, мудрейшие из мудрых, прозревшие и видевшие ясно, возжигали в кубических гротах священные алтари Солнца. Хранители знания и тайн, поклонялись они звездам, огню, земле и воде. Они знали, сколько мер отделяет их от далеких светил. Души они направляли к постижению речений и знаков богов, являвшихся им воочию. Книга бытия была перед ними открыта и они без труда читали в прошлом, настоящем, в будущем.
Денно и нощно созерцали маги являющиеся им видности, истекающие и воспаряющие. Молились они и жертвоприносили. Однажды близ святилища вкушая пищу, маги заметили человека в черной оборванной мантии, бредущего по направлению к ним. По правую его руку шел, покачивая боками и помахивая хвостом, прирученный лев. Они приближались. Маги, сидящие на земле, не шелохнулись.
— Маги, поклоняющиеся звездам, — завел речь свою пришелец, — внимайте же мне, постигшие тайны, великие, мудрые маги!
Мир сотворен из света и тьмы, из тьмы и света сотворен человек. Вы служите свету, я – тьме. Тьме я служу потому, что знаю опасность от света ослепнуть. Видевшие свет и ослепшие несчастны, — им хочется света.
Если же не будут они знать светлых лучей, и будут думать, что свет – это тьма, в жаркой смеющейся тьме обретут они жгучие радости, ваши познания, отныне да служат тьме! Восстаньте против вашего Солнца! – Его глаза блеснули и померкли. – Разум, знание, — все это не дает прочной власти, не творит власть, не сохраняет ее. Несмотря на мощь, вы бессильны. Если вы не пойдете за мной, люди, толпы людей раздробят и развеют ваши письмена.
Соглашайтесь на тьму, или уходите. Вы не нужны людям, как не нужен ваш огонь, годный разве для того, чтобы сжигать трупы. Людям нужны изобилие и тьма. Я дам им и первое и второе. Прежде чем умереть, люди будут одарены, как никогда.
Поднялся с земли верховный маг, твердо оперся о тростниковый жезл-посох. Осветилась солнцем его белая широкая мантия, глянул маг на пришельца, черное одеяние которого затрепетало на ветру. Смотрел на него долго маг, что-то постигая. Затем сказал: — Мы выслушали тебя, пришелец, — и не прибавил больше ни слова.
Кровавой яростью наполнились глаза пришельца. Проклял он магов, проклял Солнце, и рычал он, и рыкал его лев, а Верховный маг, глядя сквозь него, видел, как с холма смотрел на них черный расплывчатый демон, витая, трясясь, хохоча…
Пришелец пошел по далеким от магов городам и селениям, он проповедовал: — Люди! Прислушайтесь ко мне, вам посланному, люди! Сильные черные боги шлют вам откровение: Солнце угрожает Земле! Вся смерть на Земле от Солнца! Если вы не убьете магов, мир сгорит. Мир не выдержит их знаний. Их учение – совершенство, а совершенство равнозначно концу, растворению, смерти. Им не к чему больше стремиться, они и так слишком много знают. Своим совершенством они навлекли на вас гнев богов.
Кончается Великий Год, космический огонь обрушится, бушуя, на Землю. Маги призывают огонь. Пламя их святилища притягивает небесное пламя! Бойтесь магов! Убейте магов!
Если вы умертвите магов так, чтобы они, умирая в муках, отказались от Учения и их души не посмели бы воскреснуть, наступит блаженная Тьма. Мы разграбим святилище. Я подарю вам радость изобилия. Не будет предела вашим желаниям. Будут радости вожделения, которые покроют Космос, и перевернут его. Вы станете царями Вселенной! Новый цикл мира начнете вы! — У вас будет все, что ни пожелаете, убейте магов! – Он говорил, и горели огнем тьмы его глаза и красно-желтым огнем глаза его льва. Развевалась над толпами его борода, и рядом струилась в воздушных потоках львиная грива. Слушали на площадях изумленные люди, и прислушивались к его словам.
Первым примкнул к Пришельцу египтянин Ба, чужак, о котором говорили, что он убил своего брата по имени Ка. Чужак Ба поклонялся богам Сету и Анубису и был одержим страшной болезнью – некрофилией. Черный пришелец дал ему 29 монет, отлитых из яркого желтого металла за то, что бы он прокрался ночью в храм, убил верховного мага, что бы он загасил пламя в капище.
Маги молились во храме, но они видели… Они видели египтянина Ба, видели в темноте блеск его кинжала, когда он крался по обходному коридору, по которому позволено ходить вокруг храма во время мистерий только посвященным в жреческое звание. Видели маги, как он подходил к полыхавшему, как Солнце, капищу.
На утро, на холме, полузасыпанное песком, было найдено людьми тело чужака Ба. В остекляневшем его взоре было страдание. Руки, еще недавно тянувшиеся осквернять святыни, ссохлись. Ни одной раны не было на его теле, на котором сидела, юркнувшая при приближении людей в каменную щель, золотая, блещущая на солнце ящерица. И снова Пришелец проповедовал на площадях. Снова призывал именем тьмы и именем Аримана. Люди слушали, внимали, ослепленные. Их уже застилала тьма.
— Маги, жрецы Солнца, виноваты во всем. Если они будут живы, мы погибнем! – роптали в толпе. Эти голоса становились день ото дня все громче. Потом к голосам присоединилось бряцанье мечей, в звуке и нестерпимом солнечном блеске которых слышалось: Смерть! Смерть! Смерть!
Тучей двинулись толпы в черных одеяниях к Храму и не было им числа. Поля вытоптали они на своем пути. В спокойствии высился Храм, украшенный орнаментами и барельефами. Блестел опламененный золотой диск над входом. Безлюдно было в великолепном пышноцветном саду, разбитом на склоне горы перед храмом, пустынно. Только изваянная на одиноком темном камне львица, пронзенная царскими стрелами, напряженно вытягивала тело, ожидала смерти. Каменная кровь сочилась из каменных ее ран.
Толпа, предводительствуемая Черным Пришельцем, с глухим воем, шуршанием, скрежетом, спускалась с холма. — Смерть магам! Будь проклято солнце – ревела ослепленная тьмою толпа. Вот они уже обступили вход в святилище, вот уже повержен надвходный диск, втоптан в песок, вот уже сотрясли многовековую подсводную тишину бешеные, жадные, яростные крики.
И впереди их, похожий на Черного Демона, бежал, круша все, что попадалось на пути, Пришелец. Прыжками сопутствовал ему лев.
Люди хватали утварь: фигурки из алебастра и мрамора, кубки, чаши, драгоценные металлические пластины, ритоны из слоновой кости. Не останавливаясь, люди дрались друг с другом, убивая и топча ногами тела убитых в схватке за сокровища. Крошились, превращаясь в пыль, глиняные таблички с письменами, ломались архические оккультные символы, разбивались сосуды…
Черный Пришелец вместе со своим львом во главе сильных, горящих злостью людей, ворвался в капище. Полыхал, отраженный в серебряных и золотых зеркалах огонь. Вокруг спокойного, золотого горения, со склоненными головами, точно немые изваяния, сидели, не двигаясь, маги.
Пришелец испустил победный крик, но… он взглянул на магов, впился в них глазами, лицо пришельца исказилось, и он страшно взвыл. Ручной лев сел на задний лапы, затряс головой, будто его укусила ядовитая змея. — Они, — зарыдал Пришелец, — они выпустили на волю свои души! Они обманули меня!
Сотрясаясь от рыданий, он вынул меч, и стал бить, кромсать, неподвижные, с остановившимися глазами, сидящие тела магов. – О горе! Они перевоплотятся, снова появятся на Земле, вернутся! Они совершенны, они бессмертны! Все напрасно, все кончено. Жалкие люди, копители земных богатств! Остались тела, одни тела, души улетели!.. – люди его не слушали, они грабили, — и он колол и рубил тела магов. Кровь взлетала фонтанами, брызгала в огонь капища. Огонь не потухал, только еще больше разгорался от священной крови.
Внезапно Пришелец дрогнул, остановился. Застыла в воздухе рука с поднятым мечом.
— Они видят меня, видят! – закричал он, покачнувшись перед невыносимым видением. В зрачках его отразился омолненный огненный луч.
Пришелец выронил меч и рухнул в пламя перед Солнечным алтарем.
Затрещало, взметнулось под купол чистого, светлого святилища посеревшее пламя. Оскалившись, со страшным ревом, лев кинулся за хозяином в огонь. Искры посыпались от вспыхнувшей шкуры. Все исчезло в горении. Повалил жирными клубами черный смрадный дым, выгнавший людей из оскверненного, разграбленного храма. Но, выбравшись из храма, нагруженные сокровищами, люди не нашли дорогу к своим домам. Они заблудились в пустыне и погибли, потому что… началось Великое Солнечное Затмение.