Главная » Статьи об искусстве » Фотограф Галина Кмит – Живой Паустовский

Фотограф Галина Кмит – Живой Паустовский

 

“Однажды в Тарусе” – так называется авторский фотоальбом известнейшей женщины-фотографа Галины Кмит, посвященный личности Константина Паустовского.
1 сентября 1963 года не договариваясь о встрече, Галина Кмит приехала на своей легковой “Победе” в Тарусу, городок на Оке, где жил прославленный писатель… К тому времени издано уже было его собрание сочинений; страна знала Паустовского как писателя и публициста, обладавшего каким то особенным, чутким даром человечности… Его называли “последним романтиком”… Он не боялся выступать со статьями против всяческой неправды, против произвола чиновников, бездумно разрушавших Природу… Паустовский принимал особое участие в составлении и выпуске в 1961 году легендарных “Тарусских страниц”, удивительно свободного для тех лет альманаха, где была опубликована подборка стихов полузапретной тогда М.Цветаевой. В “Тарусских страницах” опубликованы были Б. Окуджава и Б. Ахмадулина…
А тогда в Тарусу Галина Кмит поехала экспромтом, даже не зная точно, застанет ли Константина Георгиевича… Галина начинала свою “магистральную дорогу” в журналистике как корреспондент пишущий. К Паустовскому она отправилась как корреспондент снимающий. Она уже начала создавать ставшие потом знаменитыми фотовыставки, первая из которых была – “Россия – родина моя”, потом постепенно составились “Эти великолепные мужчины”, “Мои соперницы”, включившие фотопортреты самых громких лиц и личностей мирового кинематографа, мировой литературы, культуры, политики, театра. Назовем из них малую долю, это – Юрий Гагарин, Мстислав Ростропович, Федерико Феллини, Андрей Тарковский, Жан-Люк Годар, Микеланджело Антониони, Мишель Легран, Малькольм Макдауэлл, Юрий Любимов, Александр Сокуров, Станислав Говорухин, Ален Делон, Софи Лорен, Анни Жирардо, Роберт Де Ниро, Ричард Гир, Чак Норрис, Ж.П. Бельмондо, Ив Монтан, Альберто Сорди, Мишель Легран, Жерар Депардье… Джина Лоллобриджида…Сергей Параджанов, Иннокентий Смоктуновский, Ротсислав Плятт, Олег Ефремов, Армен Джигарханян, Карен Шахназаров, Олег Табаков, Валентин Гафт, — имена уходят за горизонт, и какие звучные имена!..
“Диалог” между Паустовским и Галиной Кмит получился. Она снимала писателя в разных ракурсах, на натуре, и в его тарусском доме. Снимала, находясь с ним в непрестанном психологическом контакте. Писатель говорил о том, что казалось ему несправедливом в тот момент, когда только что прошла встреча Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева с творческими работниками, на которой он выступил ретроградом, — идеологически отвергая все новое в искусстве, что выходило за рамки “официального” социалистического реализма…
Паустовский раньше не знал молодой, энергичной журналистки и, однако, был прост с нею и откровенен. В предисловии к фотоальбому Галина пишет: “Меня поразило в Паустовском его глубокое знание жизни, его боль за судьбу страны, которую он до беспамятства любил”…
Так каким же мы видим Паустовского в альбоме, каким отразил его облик объектив фотомастера? Первый же, черно-белый портрет дает нам Паустовского в спокойной и серьезной задумчивости. Одна рука у подбородка, другая – у пояса. Он сидит в саду, на фоне листвы в плетеном кресле. Этой первой большой фотографии писателя Галина предпослала цитату, подобранную для характеристики снимка: “…Меня не покидает ощущение, что мне нужно сделать еще очень много и что глубоко постигать некоторые стороны и явления жизни и говорить о них писатель научается только в зрелом возрасте”.
Интересно, что цитата дана в альбоме на фоне “призрачного” фрагмента рабочего тарусского кабинета Паустовского. Призрачного потому, что напечатан этот снимок намеренно нечетко, будто мы прозреваем в ту давнюю реальность через дымку прошлого… И все фотообразы, фотооблики писателя Галина Кмит также сопровождает разными по смыслу, по тональности, по настроению фрагментами из задумчивой и эссеистичной прозы Паустовского… Почти везде, где бы мы ни видели Паустовского, он окружен и явственно и призрачно природой. Образ Паустовского постепенно раскрывается в природе, или даже становится ею, когда Галина дает уже панорамные, большие виды тарусские, виды Оки, виды лесов и тропинок, некоторые из которых вполне узнаваемы. Вот эта ведет к церкви, а эта – в сторону Вилегожа.
Как хорош цветной портрет Паустовского там, где он — по пояс в белых цветах, на фоне густой листвы… А вот он с удочкой направляется на рыбную ловлю, верно к реке Таруске, или к Оке. Во всех его ликах и обликах есть тяжеловатая мудрая задумчивость, озабоченность миром, какая то сдержанная чуткость.
Особая тема альбома – дом Паустовского. Как проникновенно уютно выглядит комната, в которой творил писатель… На другой фотографии – он сам, вполоборота, за письменным столом, или еще – он, сутулясь, входит в комнату, а еще на одной он – у открытых стеллажей с книгами, лежащими так, как их положила рука хозяина… Над книгами – керамика, на бревенчатой стене фотография, на ней, кажется, – античные колонны Херсенеса Таврического… Есть и фото, где мы видим Паустовского в окне его дома. А вот та, о которой Галина рассказывает в предисловии, что ей пришлось даже войти в реку, чтобы заснять Паустовского-рыболова.
Спокойная “протяжность”, просторы тарусские… Это о них Галина приводит слова Константина Георгиевича: “Я не променяю Среднюю Россию на самое прославленные и потрясающие красоты земного шара”… Спокойствие Природы и Паустовского-творца, эта неспешность – отражены в альбоме. Вот что составило высокое и сокровенное единство. Проявилась и реализовалась подсознательная сверхзадача – создать динамический ряд портретов Паустовского, дав его на фоне того, что он глубоко любил – на фоне Природы, на фоне ее осеннего цветения. Как богат, пышноцветен, тарусский сад Паустовского – еще один образ альбома!… Есть еще три “подтемы”, без которых альбом не стал бы столь удачным, это – грозди рябины, без них непредставима осенняя Таруса; это – тарусские небо и тарусский закат, кстати, попавший и на обложку альбома.
Есть фотографии, говорящие о том, что автор побывала в Тарусе и после смерти Паустовского. Например, – на доме писателя видим мемориальную доску, появившуюся, конечно, уже после его смерти. На последней странице – надгробный памятник-камень К.Г.Паустовского на тарусском кладбище…
Если бы спросили, какова самая важная победа автора-фотохудожника этого альбома, я бы сказал, что в альбоме все живо – жив Паустовский в живой Природе, жив его дом, его сад, живы приокские дали… Жива встреча Галины Кмит и удивительного писателя, составившего целую эпоху в литературе; память о ком почитают и хранят, овеществленной, в музеях, в обществах его памяти, существующих в Москве, в Одессе… Не каждый писатель-классик окружен посмертно такой любовью!
Галина Кмит, бесспорно, создала еще один полноправный памятник Г.К.Паустовскому, еще раз напомнив о том, что для истории культуры важно не только слово, важна сама личность творца, важен след, оставленный им на земле…
Благодарный поклон фотомастеру за эту ценную для нашей культуры работу. Благодарность – издательству “Известия” за осуществление замысла заслуженного деятеля искусств России, академика Российско-итальянской академии Феррони, Галины Васильевны Кмит, самой известной женщины-фотокорреспондента страны, продолжающей и сегодня работать в РИА “Новости”.

Станислав АЙДИНЯН