Главная » Статьи об искусстве » КОЛЛАЖ, ВДОХНОВЕНИЕ…

КОЛЛАЖ, ВДОХНОВЕНИЕ…

О ТВОРЧЕСТВЕ ИНГИ БАРЯБИНОЙ

 

Искусство Инги Барябиной родилось в начале ХХI века в Москве. Инга создает полные динамики, движения цветные коллажи. Это увлечение уже подарило любителям изобразительного искусства созерцание целых серий авторски-означенных, узнаваемых по стилю работ, взглянув на которые, опытный ценитель сможет уверенно сказать, что это стиль Инги…
История творческого увлечения, приведшего Ингу в ряды художников, такова – еще учась в школе, девушка мечтала поступить в Московское театральное художественно-техническое училище на гримерное отделение, но случилось так, что окончила курсы в этом училище. Ее вдохновило упражнение по предмету «композиция». Она стала пробовать себя в композиционных построениях, оформляя свои авторские фотографии и фото своих друзей. Исходным эстетическим материалом для коллажей стали цветные иллюстрации из глянцевых журналов 1995-97 годов, где Инга нашла много интересных лиц и образов, которые стали «осевыми», основными, вокруг которых Инга стала создавать свои коллажные композиции…
Художница-коллажистка говорит, что все ее творчество настояно на ярко выраженной в ней потребности к самовыражению. Она очень любит работать руками. Не создавая предварительно эскиз будущего изображения, не делая начальный рисунок, она ощущает, по ее словам, внутреннее предвосхищение того образа, который станет центральным в композиции в процессе воплощения. «Творчество подобно собиранию мозаики, – говорит Инга».
Одна особенность молодой художницы убедительно свидетельствует о том, что она – не случайный человек в искусстве. Эта ее черта знакома тем, кто талантлив. Инга Барябина знает, что такое в д о х н о в е н и е, – когда возникает пыл в работе, когда из под рук уже сама собой строится композиция, когда дышит, цветет живая импровизация. Этот процесс Инга склонна называть для себя «здесь и сейчас», – тогда  без изначального художественного замысла рождается весь строй, вся структура, вся образная система произведения.
Замысел Инги работать в коллажном жанре поддержал известный московский художник Валерий Чурик, чье имя звучно среди тех, кто знает историю анимационного кино. Услышав о успехах Инги в выбранном направлении, он предложил показать ему законченные работы. Опытный мастер кисти по достоинству оценил молодые еще художественные опыты. Валерий Чурик рекомендовал Ингу Барябину в Творческий союз профессиональных художников, куда она и вступила летом 2010 года.
Художница не только работала в коллаже. В ее, образно говоря, «творческом реестре» значится и танцевальная карьера: работа в Государственном академическом театре им. Моссовета в пластической группе под руководством В. Аносова, которая продолжалась пять лет. Выступала она и в хореографической части постановки рок оперы «Иисус Христос – Суперзвезда», поставленной П. Хомским Инга – танцовщица, исполнительница танцев в восточном и испанском стилях. Она ездила с сольной программой на гастроли, побывала во многих странах мира. Этот жанр пластико-этнического искусства она не оставляет и сегодня. Ощущение пластики собственного тела, его динамического движения в танце, не могло не оказать сильного положительного влияния на самоощущение себя и в изобразительном искусстве. Инга составляет коллажи «всею собою», всей своей художественно организованной сутью. Можно образно сказать, что она создает свои произведения темпераментно, как в танце… Творчество захлестывает ее и порождает красочный, яркий результат!..
У Инги была возможность творческого сотрудничества с журналом L’Officiel который является признанным мировым журналом моды. Однако, попробовав оформить журнальную страницу, художница поняла, что это не ее путь, что ее привлекает больше «рукотворное» искусство, а не компьютерная виртуальная графика…
Обратимся теперь к конкретным ее произведениям. Очень показательной предстает «Маска». Она видится нам бурлескным образом вспененного пышностью венецианского карнавала, где все образы роскоши, бриллиантов, пурпурных роз, драгоценностей, материй, леопардовых шкур побеждают глаза женщины, доминирующие над богато полихромным, насыщенным пространством… Глаза молодой женщины – «длинные», выразительные глядят на нас с испуганным интересом – что сулит ей этот бушующий, опасный карнавал Жизни?.. Что ждет ее в Венеции ее страсти, ее любви?..
Женственность работ Инги Барябиной неоспорима, так как центром почти каждого ее коллажа становится женский облик. Однако облик этот являет себя в разных эмоциональных тональностях – вот, например ее «Бабочка». Принцип наложения сопутствующих женскому лику фактур тот же, а тональность иная, минорная. По сравнению с венецианской «Маской», «Бабочка» почти монохромна, черно-белые тона доминируют, и женский лик тут напоминает тонкий женственный образ трагической звезды киноэкрана – Мэрилин Монро…
Одна из самых лучших женственных работ художницы, по нашему мнению, – «Сожаление». Тут прием тот же – снова женский облик в центре композиции, но здесь не только глаза, тут и изящество рук, и обнаженных плеч и струи волос, тканеподобных, составляющих будто бы лепестки лилии. Инге удалось в «Сожалении» передать своеобразную вершину женственности, ее апофеоз. Женственность тут торжественна и спокойна; спокойствие струится по облику девушки, запечатленной в коллаже. Тут все цельно, будто спето единой песней…
Сходен по впечатлению с упомянутыми работами и коллаж «Я здесь», где руки вокруг тонкого женского лица – как крылья Серафима, но за нею – условное пространство с современными техническими деталями, составляющими свою «отдельность».
Очень задумчива работа «Слушай». Невольный акцент задумчивости создается оттого, что женский лик освещен снизу… Тишина и загадочность женского лица в вечернем освящении подается как таинство в уже знакомом нам по другим работам богатстве тканевой фоновой фактуры…
Достойна особого упоминания серия «Слияние», состоящая из нескольких работ. На первой работе – половинки лица очень красивых юноши и девушки. Они даны в обрамлении красных элементов материи и целого декоративного венка из обрывков газет – из нарезок отдельных фраз, событий, случаев, слов… Следующая работа в серии – «Слияние 1» представляет собою уже полное, эстетически выверенное слияние мужского и женского лиц. Слияние это очень убедительно, его подчеркивает цветовой «круг» коллажного обрамления. «Слияние 3» – напротив, разъединяет лики, оно дано на фоне идущих женских фигур. И «Слияние 4» – новое, плотное совмещение мужского и женского лиц, на сей раз мужское лицо доминирует. Однако настоящим завершением серии «Слияние» стала работа «Доверие», на которой, в центре композиции, уже полностью, целиком, лица героев «Слияния». Он целует Ее, смотрящую куда-то в мечтательную даль. Выставленная целиком, серия эта предстает самою жизнью – не так ли и в жизни мужчина и женщина, девушка и юноша пытаются слить свои жизни воедино, спаять их любовью, стать, как по замыслу художника, андрогинно едиными, слившими воедино мужское и женское… Их жизнь психологически соединяет, делает похожими друг на друга, чтобы потом разъединить вновь… в преддверии нового, будущего слияния. Так и идут они тропами жизни, тропами любви и путь их – общечеловечен…
Есть у Инги Барябиной  психологически наполненные работы, как «Разочарование». В том же ряду «Закулисье», где Ингой передана атмосфера театральных кулис, где полуразгримированная театральная дива закуривает, окруженная «волнами» театрального реквизита… Есть юмористические работы, как «Шутка», где голова негра посажена на туловище девочки, а рот его набит луковицами, выпученные от ужаса глаза говорят об абсурдности выраженного положения… И все же у художницы больше чисто эстетических опытов, «экспериментов» с красотой, таких как «Снежная королева» или «Путы», или «Сон»…
Инга Барябина интенсивно продолжает свой поиск в искусстве, это поиск выразительности формы, поиск эффектного начала коллажа, поиск собственного стиля, его новых черт и обретений. Интересно наблюдать становление молодого таланта, уже обладающего определенным жизненным и творческим опытом, который делает все новые шаги в сторону разнообразия, в сторону цветовых поисков и смысловых нежданных находок…
Инга стремится к творческому развитию – советами ей часто помогает бард, художник-декоратор Андрей Рябцев, направляющий экспериментальный творческий поиск художницы…
Творчество Инги, конечно, несколько сюрреалистично, но ровно настолько, насколько может быть сюрреалистичен коллаж, множеством причудливо связанных элементов часто создающий эффект сюрреальности. Сюрреальность сотворяет  причудливые сочетания цветов, образов, обликов, идей, форм, сплетений…
Истинный талант всегда находится в развитии: творчество Инги мы видим в непрестанном динамическом движении…

Станислав АЙДИНЯН
вице-президент Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись