Главная » Статьи об искусстве » Ирина Тараева — художник, творец, последователь…

Ирина Тараева — художник, творец, последователь…

 

Ирина Тараева – художник интуитивист колористического направления. — «В работе для меня важна импровизация, внутреннее ощущение цвета, красота линии и цветового пятна. Часто, начиная работу, я не ставлю перед собой никакой задачи или замысла. Это просто игра с цветом. В процессе этой игры рождаются интересные образы, неожиданные даже для меня….» — вот слова художницы, многое объясняющие в ее творческом методе… Самоценность цвета, ощущение его как динамической творческой основы будущего творения… Это у Ирины Тараевой наблюдается почти во всех ее основных работах… Она родилась в Тбилиси. Детство в красочном  восточном городе, давшем миру такого жреца Восточного Колоритта, как Сергея Параджанова, не могло не сказаться на ее мировиденьи. Но не Параджанов – художник-коллажист и кинорежиссер был ее учителем. Ирине довелось учиться у другого уроженца старого Тифлиса – Бориса Сергеевича Отарова. Это был педагог мощного темперамента, волевого начала, самоуглубленности и, одновременно, он умел разглядеть возможность развития каждого ученика, помочь ему обрести свой собственный путь, отделить главное от второстепенного. И именно колоризм, «духовный трепет», суть цвета – вот то, что можно было в первую очередь почерпнуть от такого учителя. Но были и более тонкие планы, Борису Сергеевичу подвластные – он учил своих учеников осознавать мир своей мысли, приходящей здесь и сейчас. Говорить себе – «Аз есмь». И это духовное качество, которое, по свидетельству учеников, он в них воспитывал, возможно Отаров обрел, когда был на грани смерти – пережил контузию, которая едва не прервала во время войны его жизнь. Бывает, что клиническая смерть выживших поэтов и художников ставит их потом на грань гениальности…

Люди искусства поколения Б. Отарова в большинстве своем были реалистами, и ранние работы художника также реалистичны, как, например, портрет его первой жены, но цвет, воспринятый от импрессионистов, от Ван Гога, все таки победил и привел его к максимальной свободе самовыражения, которую и восприняли от него ученики — каждый – по-своему. Ирина Тараева сама говорит об этом – «Самое важное, что я почерпнула общаясь с ним, это отношение к цвету, к тому, что цвет может быть самоценен, глубок, может и должен нести духовную составляющую. Еще  я поняла , что необходимо в работе стремиться к достижению внутренней свободы, не бояться экспериментировать с цветом, фактурой. Именно эту свободу в его творчестве я и люблю и ценю».

Отаров бывал порой и художественно сдержан и мог быть минималистически жестким с выбранной им палитрой… Но на то и ученик, чтобы развивать «направление», идти дальше, неся свет учителя. — У Ирины Тараевой больше сказочной переклички оттенков цветов. Фигуративные образы ее, явившиеся из импровизации, линии и цвета – причудливы и женственно загадочны. В них есть тихая музыкальность, как это особенно видно в ее холсте “У отца моего был сад” (2012-13), где сначала – цветы, потом ваза с плодами граната – вновь вспомним Параджанова, — потом садовая ограда с воротами, деревья и на самом дальнем плане – белые, похожие на пирамиды, горы…Однако духовный контрапост картины, создающий настроение –дан слева от фрескообразных, восходящих к горам плоскостей-планов. Образ настороженной, внимательно и печально глядящей женщины в белом платке. Она, будто вспоминая, глядит из прошлого в будущее. Она не хочет забыть…

Тут необходимо сказать об одной магистральной теме творчества художницы.

Вспоминая детские впечатления, Ирина особенно выделяет одно из них –«…Пожалуй самым  трогательным образом был образ деда Гарегина, который сидит, согнувшись, у радиолы “Эстония ” и слушает старинные  армянские песни и такая тоска в этой позе и напряженном вслушивании в музыку ….» О чем же тосковал дед ? – да все о той же вековой кровавой памяти армянского народа… О столетиях и годах турецкиого плена и казней…

И вот Ирина Тараева-Панасян. стала овеществлять память предков и память народа на сей раз трагической кистью… — «Ближе к 100-летию Геноцида, где-то за три года,  эта тема становится для меня очень важной, — рассказывает художница, — Благодаря интернету мне стали известны многие визуальные, исторические материалы на эту тему и она становится очень актуальной для меня, учитывая, что многие родные и знакомые были участниками этих трагических событий. Большое значение на этом этапе  сыграли стихи Нины Габриелян, по которым написаны  многие картины этого этапа («У отца моего был сад», «Быки на водопое», «Воспоминание о розовой миске» и др.)..У меня было ощущение, что существует мой долг перед предками и уничтоженной в 1915 году огромной общностью людей —  как-то по мере сил моих напомнить, отразить, отметить эту дату. И в прошлом году, в год 100 -летия Геноцида у меня прошла выставка,  на которой были представлены эти работы…».

Касательно упомянутого цикла надо сказать, что самой символичной работой предстает «Реквием», где на сплошном черном фоне Крест и овальные динамические красные конфигурации, – знала ли художница, что эту работу можно прочесть как воплощение в материю погубленных – распятых и зарезанных… Души их – в высшем мире бессмертны. Они живут в природе, в тонком слое и коллективной сущности народа…

В этом же «строю» памяти и скорби — работа из тоже «геноцидного» цикла, написана на основе фразы ее деда — “Река была красной от крови”, оттого  работа называется “У красной реки”. Тут особенно показательно, что кровавая река у художницы течет и бурлит прихотливым орнаментом…

Однако творчество И. Р. Тараевой этими сильными и трагическими работами, естественно, не исчерпывается. На наш вопрос — . На какие периоды разделено Ваше творчество, что было на раннем этапе, потом, и уже сейчас? – последовал ответ: — « Мое творчество естественно проходило разные этапы. Сначала это были натюрморты, где я  работала над цветом, делая его глубоким, сложным, светящимся. Затем реалистический стиль становится мне не так интересен. Начинается этап, когда образы возникают из внутреннего пространства, я начинаю понимать что это ценно, и может быть интересно зрителям…». Потом, как уже сказано, цикл «Геноцид»… «В настоящее время я больше склоняюсь к абстрактным работам, с элементами спонтанности, интуитивной работы, без привязки к реальным предметам и событиям. Цвет, форма, фактура становятся главными действующими лицами разворачивающегося полотна…».Судя по последним словам, художница опять невольно пришла к той свободе колоритзма, завещанной ее учителем, Б.С. Отаровым… — И однако в ее манере мы видим больше чем у учителя и других его учеников, цветовой цельности, изящества, тонкости. Эта тонкость, возможно, порой возникает от естественной женственности мировосприятия, а порою – нет. Но эстетика присутствует в произведениях И. Тараевой неизменно и эта особенность делает ее работы не только следствием художественного эксперимента, а образным импровизационным Искусством, чьи история, мы знаем, находится корнями в традициях и поисках ХХ столетия…

Очень музыкальна и обаятельна работа «Летящая птица», где птица куда значимее изображенных над нею  воздушных шаров… Исключительно живописно “Утро на озере Ван” с двумя женскими фигурами. Элегичен холст «Завтрак с инжиром»..Очень грустная и сказочная кошка с холста «Прогулка ванской кошки», героиня тут окружена предметами и образами, будто из детского сна… Сама художница пояснила, что непосредственно из снов она не берет своих мотивов – «Ощущение цвета не могу связать со снами .Сны бывают и цветными, но связи с живописью не помню…» – констатирует она по этому поводу.

Мы должны сказать, что чисто абстрактные работы Ир. Тараевой плавно графичны. Создается такое впечатление, будто так мог рисовать Вас. Кандинский, если бы был рожден женщиной. А вот в избранных натюрмортах Ирины, напротив, бывает неженская мощь кисти, в них есть что-то масштабное и что-то… тбилисское.

В заключение скажем, что невозможно объять весь талантливый, многоцветный и многообразный мир, созданный Ириной Тараевой, чье творчество, продолжаясь, немало говорит ценителям Искусства и простым, неискушенным, но благодарным зрителям…

 

Станислав АЙДИНЯН,

заместитель председателя Творческого союза профессиональных художников, член экспертного совета Ассоциации художников-портретистов, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись, лауреат литературной премии им. Юрия Каплана