Главная » Статьи об искусстве » Леонид Рабичев – жизнь и творчество продолжаются…

Леонид Рабичев – жизнь и творчество продолжаются…

Леонид Рабичев – обладатель огромного жизненного опыта, художник-живописец, график, мемуарист и поэт. Ему, фронтовику Великой Отечественной, старшему лейтенанту запаса, скоро исполнится девяносто лет. Войдя в почтенный возраст, он не утерял живости души, заинтересованности жизнью, искусством, которые пронес через время невзгод, крови, предельного напряжения нервных сил. В одной из дневниковых военных тетрадей он писал – «На грани потери жизни возникает чувство ее объемности, Космоса. Большой важности простых вещей. Ощущение драгоценности речек, каждого отдельного мгновения, дождей то печальных, то желанных. Ход сообщения. Лошадь устала. Корова мычит. Ощущение объемности жизни…». Эта исповедальная запись попала в автобиографическую книгу Леонида Рабичева «Война все спишет» (2008). Запись свидетельствует об углублении душевной жизни, о своего рода посвящении в выстраданную  сердечность понимания… Такая закалка стала следствием фронтовых впечатлений и жестоких испытаний. Рабичевым было сделано множество блокнотных зарисовок, он старался  выразить поэтически, художественно свой путь. Писал и о том, что ему «… хочется обо всем сказать просто, не элементарно просто, а просто мудро, просто универсально, так, чтобы неповторимо». И теперь, глядя на его картины, на рисунки сангиной, мы наблюдаем эту пристальную универсальность простоты. В станковых работах Рабичева есть некая цветовая аскетичность, графичность, порой почти монохромность. Его реализм  в колее пейзажей лиричен. Он тонко чувствует и передает поэзию старых русских церквей, монастырей… Созданная им портретная галерея обширна, сосредоточенно психологична, некоторые из портретов имеют особую историю. Замечателен, например, сразу узнаваемый портрет Бориса Пастернака, стремительный четким, чеканным профилем. Поэт скрестил руки на груди. Синие тона, условный фон… Пастернак художнику запомнился? когда читал стихи на сборном поэтическом вечере в Политехническом музее. Было это в 1948 году. Так что можно сказать, что этот портрет – «почти с натуры», во всяком случае, написан после посещения Музея Пастернака в Переделкине годы спустя, и по живым впечатлениям…

Или, еще, среди портретов – «Нero of two nations», то есть «Герой двух наций». По старой фотографии Рабичев воссоздал образ Джозефа Байерли – единственного в своем роде ветерана Второй Мировой, волею судьбы воевавшего и в составе американских вооруженных сил, а потом, недолго, до ранения, и в советских войсках. Фотография, по которой создавался портрет – редкая, Байерли на ней снят еще до того, как самолет сбросил его на оккупированную территорию Франции, где он как диверсант-подрывник уничтожил немало объектов, но все таки попал в плен, трижды бежал, третий побег удался. Долго добирался до линии фронта, где Красная армия сражалась с Вермахтом. Дошел. Объяснил, кто он. Редчайший случай – его не отправили в наши лагеря, и он провоевал месяц, дослужился до сержанта, получил медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды.  Его история среди солдат 2-го Белорусского фронта стала легендарной. В госпитале после ранения американского солдата на русской службе навестил сам маршал Г.К. Жуков, он и помог ему вернуться на родину, в США. Там Джозефа Байерли дожил до старости. Сын его, Джон Байерли с 2008 по 2012 год был послом США в России. Однако посол так и не увидел посмертного портрета умершего в 2004 году отца, – Л. Рабичев закончил работу уже после того, как «главный дипломат» посольства был отозван, завершив свою миссию. На холсте изображен жизнерадостный молодой человек в советской форме сержанта, он поднимает ладонь в приветствии. Между пальцев — значок американских десантников. Основное в портрете, — благожелательное, открытое лицо Байерли на фоне неба, где вдали условно даны три самолета – в стройном полете…

Рабичев-мемуарист в выдержавшей два издания и уже упомянутой книге «Война все спишет» не побоялся написать и о том, о чем писать не принято. Он засвидетельствовал случаи жестокости, проявленные… нашими, советскими военными в отношении гражданских лиц в захваченных землях Восточной Пруссии… Бывало и такое. Он не обобщает, не морализирует, не оправдывает, просто грустно свидетельствует как писатель-прозаик. В художественных листах и холстах его — не обличение, не инвектива, а больше всего правды характера лиц человеческих, особенно запечатленных сангиной – там проявлено неоспоримое мастерство графика, чьи светотеневые нюансы мастерски поданы, цельны, почти академичны И это не удивительно, так как 1951 году Л. Рабичев окончил художественное отделение Московского Полиграфического института и потом много работал художником в области книжной графики…

…Лиричен и его семейный портрет, исполненный на холсте, – там и сам молодой Рабичев в форме лейтенанта связи, в которой он после окончания училища служил командиром взвода 100-ой отдельной армейской роты при управлении 31 армии. Тут же, справа и сын его, тоже даровитый художник, Федор Рабичев; и в центре – недавно покинувшая мир Виктория Шумилина, жена Леонида Николаевича, художница, подруга его мирных лет… Вместе они в 1954 году поехали на Целину, куда Л. Рабичев был командирован как художник-журналист, и там также повидал немало трагического…. Вместе с женой они были участниками Студии живописи и графики легендарного Элия Белютина, преподавателя-экспериментатора, руководившего массовыми выездами художников на природу, на пленэр…Студия была уничтожена, но оставила по себе яркий след в истории отечественного искусства. В те времена, в 1962-ом, на разгромленной выставке «Тридцать лет Московского союза художников» в Манеже, участник выставки Леонид Рабичев даже посмел вступить в спор с Н. С. Хрущевым. Потом это будет отражено в его воспоминаниях и свидетельствах современников… От Виктории Шумилиной осталось немалое творческое наследие, хранимое Леонидом и Федором Рабичевыми. Леонид Николаевич работает много и сегодня. Он создал сотни картин, тысячи рисунков, девятнадцать сборников стихов, биографии художников, композиторов, поэтов… Дизайнерски, полиграфически и художественно оформил и проиллюстрировал немало интереснейших, антологически уникальных книг. И отрадно в заключение сказать, что – жизнь и творчество – продолжаются!..

 

Станислав АЙДИНЯН,

вице-президент Творческого союза профессиональных художников, искусствовед Федерации Акваживопись. член ученого совета Ассоциации художников-портретистов

член правления Международной Ассоциации содействия культуре.