Главная » Статьи об искусстве » ВИДЕНИЯ И ВОПЛОЩЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ ХУДОЖНИЦЫ ЛЮБОВИ ЗУБОВОЙ

ВИДЕНИЯ И ВОПЛОЩЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ ХУДОЖНИЦЫ ЛЮБОВИ ЗУБОВОЙ

Имя Любови Зубовой в изобразительном искусстве появилось как то сразу и заняло свое полноправное место среди необозримого многообразия всевозможных художественных дарований, чьи произведения появляются и производят немалое впечатление в выставочных залах Москвы.
Средь многочисленных персональных и коллективных выставок, в которых приняла участие Любовь Зубова, особенно отмечено участие в Международном фестивале искусств «Традиции и современность» в Большом Манеже 2009 года, также и в пятом одноимённом фестивале 2011 года. Произведения ее находятся в музеях и частных собраниях России и за рубежом, – в Голландии, Франции. Достигнутый ею художественный уровень позволил ей стать членом Творческого союза профессиональных художников.
В начале творческого пути часто Л. Зубова изображала древние сосуды – кувшины, амфоры – в них она видела символ зарождения Жизни. Причем сначала они приходили в ее воображении как образы… Они содержали и в форме, и в самом таинстве своего зарождения, нечто живое, что потом зрело в них, чтобы выплеснуться в мир… Растрескиваясь, «раскрывались», глиняные бока. Кувшины распадались, из них появлялись освещенные солнцем новые пространства, наполненные таинственными в своей первозданности образами…
«Работы не придумываются, даже не снятся, они приходят средь бела дня — видениями. Внезапно возникают в сознании, каждая – как цельный замысел, как суть, как сущность, а потом входишь сознанием в пришедшее видение, и начинают проявляться живые цвета – происходит визуализация…» – говорит Любовь.

На картине «Жажда иллюзии» мы видим – лазоревое пустынное, перисто-облачное пространство, на переднем плане, на мольберте – картина и на ней изображен более живой, чем в реальности, каменистый берег моря, освещаемый восходом солнца…
И будто бы из моря, живущего на картине, проливаются, текут с холста на мольберте, тонкие струи воды… Натекло уже малое озерцо. И мы чувствуем, что этот скромный поток с холста –  неостановим, он может тихо и спокойно течь и течь, заполняя водою пространство, пока не кончится великая жажда иллюзии… Пустыня жаждет иллюзий, миражей. И художница претворяет иллюзии в пустыни в свою, рукотворную реальность!..

На родине художницы, в Рыбинске, близ Ярославля, нет моря. Но оно там было много миллионов лет назад – на срезах почвы обрывистых берегов реки Волги виден выход древних пород, в которых явственны окаменелости – фасилии: аммониты, белемниты, ракушки-брахиоподы… Когда-то, в доисторические времена, тут гуляли волны моря… Окаменелости того давнего морского дна собирает себе в коллекцию художница. Она долго не могла на своих картинах изображать на морях корабли… Потому что моря ее воображения родились из видений, которые пришли из времен, когда еще не было кораблей… Но надо отметить и то, что в картинах Л. Зубовой, таких как «Безмолвие», появляются если не корабли, то лодки-полумесяцы, парящие, чуть касаясь воды, над водой. Эти лодки, тонкие, почти неосязаемые, напоминают скорее фантастические живые существа, чем творении рук человеческих. Они органично слиты со светом картины и с морем, они – как надводный нежный мираж…
Одно из неотъемлемых, основных качеств творчества Любови Зубовой –созерцательное спокойствие, которым веет от подавляющего большинства ее творений.
Некоторые зрители картин делились с автором-художницей впечатлением – они говорили: – От ваших картин веет древностью… Как будто сознание переместилось в веках по волнам Акаша-Хроники, обретая образы, давно растворенные в вечности…

Л. Зубова ощущает, что ее душа имеет свой таинственный исток в том безвременном пространстве, которое не знает границ!.. Когда художница создает на одной плоскости определенный, яркий, убедительный мир, который для нее предстает исключительно живым, ее духовное зрение тут же видит, а потом и воссоздает рядом еще один, другой мир, столь же живой и столь же бесконечный, как и первый… Одно пространство рождает столь же наполненное другое пространство!.. Любовь ощущает – конца нет вообще, есть сплошное перерождение, «взаимоперетекание» миров друг в друга… В этом ощущении таится концептуально психологическая основа ее творчества…

Зубова – талант-самородок, все что она достигла – достигнуто практикой. Начала рисовать не с детства. Около 2003 года пошли видения будущих картин, но еще не было возможности увиденное – воплотить!.. Однако судьба помогла – в том же году Любовь совершенно случайно, по объявлению, в родном городе нашла школу-студию, где при ДК «Вымпел», преподавали, консультировали художники… Это были четырехмесячные курсы, которые послужили трамплином для дальнейшего совершенствования владения кистью, мастерства рисунка Л. Зубовой.

Родной ей городок Рыбинск, где она родилась в 1979 году, в ее чувстве предстает своеобразным погружением в себя, в свое внутреннее пространство. Там вместо столичной пусть даже порой радостной и праздничной выставочной суеты – ее ждет более размеренная жизнь… Она много времени проводит дома, – таковы ее жизненные обстоятельства…

Как у многих талантливых личностей, оставивших след в истории изобразительного искусства, у нее есть своя боль, свой крест, который она, покорно Судьбе, несет по жизни. Художница обречена на необходимость постоянного пребывания дома с больной дочерью, – вот отчего у нее не было возможности устроиться ни на одну работу. Любовь стала писать картины, когда дочке Лене было три года.

Занявшись художественным самовыражением, Любовь смогла показать людям свой богатый внутренний мир, тем самым серьезно себя реализовывать и даже заработать себе на жизнь. С 2005 года мать и дочь живут вдвоём в Рыбинске на съёмной квартире, которая одновременно служит мастерской. Дочь Леночка – натура очень творческая, рисует и пишет стихи на философские темы…. Она не теряет надежды на выздоровление. Учится на дому и в школе дистанционного образования на 4 и 5. Она очень добрая, ласковая и красивая. Летом 2010 года Лена встала на ноги и впервые самостоятельно стала передвигаться на небольшие расстояния…

…Первая картина в сюрреалистической стилистике, которая пришла видением к Любови Зубовой изображала будто в невесомости плывущие на тонких, очень тонких до ломкости стеблях лимоны. Но не реальные плоды лимонного дерева, а половинки лимонов, которые смотрятся фантастическими цветами. Такова своеобразная сюрреалистическая. псевдофлористика, исполненная художницей в ее собственном, изящном неповторимом авторском стиле…

У Л. Зубовой на картинах присутствует ряд излюбленных символов – это жемчуг, камни, дерево, вода… В «Жемчужных тайнах» в туманном мареве проступают образы цветов, рождающих в воздух настоящие жемчужины. И такое, вневодное, внеокеаническое рождение предстает удивительным таинством, инвариантом Природы…

Еще более сложна работа «Мечта жемчужины» (2009) – жемчужина мечтает, чтобы ее дом-раковина имел бы такое же безграничное пространство, как и то, которое видно до горизонта… И мечта ее в самом деле доходит в этой сложно пространственной картине до воплощения – нарисована и сама жемчужина, и ее мечта, и реализация этой мечты…

На многих картинах Любови Зубовой не присутствует человек. Однако есть и холст «Калики перехожие», где по каменистой пустыне песочного цвета, бредут… лаже не странники, а духи каликов перехожих – их художница воспринимает как пилигримов древности, магов-мудрецов, которые через морок пустыни уходили в другие измерения, чтобы нести оттуда искру божественной мысли людям… Калики уходят по вечным дорогам, но духи их остаются, и мы видим их силуэты сквозь неясный, ветровой морок пустыни…

Путешествуя от картины к картине, от мотива к мотиву в творчестве художницы, мы замечаем еще такую определенно выраженную черту как сновиденность, многие ее произведения кажутся запечатленным загадочным, астральным сном, несмотря на то, что не снятся самой художнице…

Особое направление в творческой деятельности Л.Зубовой, это найденный ею новационный художественный ход авангардного характера – художница стала рисовать свои пространственные композиции на ржавом железе.
Если призадуматься, то ржавое железо вполне убедительная, не менее чем картон или камень, фактура, способная не только прочно нести на себе масляную и другие краски, но и эстетически самою собою может «аккомпанировать», обрамлять рожденное на ней изображение… «Дух пустыни», нарисованный на железе, будто продолжает тематически мотив «Каликов перехожих», они будто родственно пришли из единой сферы духа, будто увидены они в одной и той же древней и тайной пустыне…

В этом, «железном жанре» создана еще одна особенная работа. Она написана на куске ржавого кровельного железа. Некогда этот ржавый лист лежал близ Храма Казанской Божьей Матери, который уже теперь реставрируется близ Рыбинска в поселке Глебово. Любовь Зубова изобразила этот самый храм, изобразила его летом, когда вокруг тогда покинутого храмного здания разрослись кущи деревьев. На переднем плане – каменистый волжский берег… Масляные краски на железе дали исключительно изящное, реалистическое изображение. И естественно символично то, что картина эта создана на ржавом, изломанном куске кровли храма, который художница привезла к себе домой, сразу возымев намерение отразить на железе стройную колокольню и церковь!..

Другой пространственно парадоксальный арт-объкт, относящийся к «ржаво-железному циклу» художницы назван «Бездонность в ржавом ведре» и вполне, даже вдвойне соответствует своему названию, поскольку – бездонность изображенного моря продолжается бездонностью ржавого, без дна, ведра. Так прямо доносится до зрителя идея глубины. Ржавое ведро – казалось бы, предмет, далекий от традиционных форм искусства, однако в авангардных его формах такой заведомо аэстетичный объект под рукою, под кистью художницы, его расписавшей, обрел исключительно эстетическое звучание. Она еще продолжила эту серию и еще создала серию подобную, куда бы были включены и садовые ржавые лейки, тазы, ржавые чайники… И, как это ни парадоксально, у серии, где арт-объекты – ржавые ведра, нашлись почитатели и даже покупатели… Некоторые картины, такие как «Прилив в ржавом ведре», зрители называют «картиной в 3D» – то есть в третьем измерении, столь оптически емко и интересно решена конфигурация ведра, в которое оптически преобразовано пространство…

Дело здесь в том, что в представлении художницы, вещь, прожившая свою вещную жизнь с человеком, потом сломавшись, придя в негодность, может обрести новую жизнь, перевоплотившись, «реинкарнировавшись» в произведение искусства. Этот момент идейно важен, именно в этом Любовь видит смысл создания железной серии… «Если буду делать выставку, посвященную этой серии, назову ее – «Перерождение», – говорит художница.

Также к особенным работам относится емкая по тематике работа на ржавом железе под глубоким названием «Бессмертие». Тут в серых тонах – каменистая пустыня, только в этом монопространстве под сдержанным несбесно-белесым освещением – появился средь камней, родился, такой здесь внезапный на тонком стебле, ярко-красный цветок. Он зазвучал как символ самой Жизни! В замысле – время поедает камни, когда жизнь продолжается в своем непрестанном перевоплощении, и в этом – Бессмертие…

Любовь считает, что серый цвет самый емкий по потенциальной светоносности, он несет в себе оттенки всего спектра, оставаясь серым цветом… Если в белый добавить красный, он станет розовым, а в серый добавь красный, он станет теплее, приобретет оттенок, но не перестанет быть серым… «Я очень люблю сумерки!.. – говорит художница, – Моя стихия – ветер и туман. Несмотря на то, что в жизни ветер и туман практически несовместимы…
Возможно, ветер и туман – разные ноты единой музыки Природы – в ощущении Л.Зубовой…

Художница не любит облачать свои картины в рамы, ей кажется, что ее миры в них задыхаются. Рамы использует в тех случаях, когда рама взаимодействует с композицией картины, не просто обрамляет, а участвует… Например, «Каменная тень», так названа одна из картин, на ней изображены камни, как бы лежащие на раме. Тень от них определенно падает на раму, расширяя масштаб картины, добавляя ей еще одно измерение…

У Л. Зубовой свое, очень индивидуальное отношение к теме Дерева. В работе «Остров стихии»– вместо листвы ветви деревьев окутываются облаками – деревья рождают облака – облака растут на деревьях. Этот мистичный мотив потом стал появляться и на других картинах, относящихся к другим циклам.

Из исключительно оригинальных работ серии отметим «Древо на ржавом железе» (2010), тут особая мистичность изображения подчеркнута тем, что дерево кронами своими продолжается прямо в корни, минуя ствол. Это производит потрясающее впечатление! Эффект усиливается тем, что из-за ствола светит скрытое им солнце. И дерево предстает архетипом дерева, ибо мы знаем, что под землей размеры корней приблизительно соответствуют размеру кроны, листвы, веток… И вспоминается по этому поводу «Изумрудная Скрижаль» Гермеса Трисмегиста – «То, что сверху подобно тому, что снизу, и то, что снизу, подобно тому, что сверху»…

Любовь Зубова не только создает картины на холстах маслом, не только работает кистью по старому, ржавому железу, но и выступает как художник-прикладник, создатель малых форм искусства. Она изготовляет ювелирные по сути украшения, собирает по берегам укатанные волжской волной корни липы, ивы, которые умело вплетаются в оригинальные по замыслу колье. Она использует и полудрагоценные камни – лазурит, аметист, бирюзу, янтарь, кораллы.

Сравнительно недавно, в 2008 году Л. Зубова прикоснулась кистью к новому для нее жанру изобразительного искусства – к портрету. И сразу обрела очень выразительные, психологически емкие работы. Очень реалистично подан и передан облик талантливого рыбинского художника, доброго и серьезного человека, Александра Андреева. На темном фоне очень четко и пронзительно проникновенно переданы глядящие на нас глаза. Все исключительно живо, классически ясно…

По-иному, более фантазийно, звучит другой портрет, название его «Леди грёз», на нем женские лицо, также очень внимательное, реальное, восстает над облаками, парит над ними – и облака образуют оригинальный воротник. Окружающие символы –  крест на шее, ветка с жемчужиной, серп месяца у сердца – как эмоция ночной надежды – художественные намек на непростую, трагичную судьбу прототипа… Портрет «Молчание взгляда» – таинственно-женственен. Взгляду женщины есть о чем молчать – многозначительно поясняет художница, – и облик женщины на портере говорит об этом…

На одной из персональных выставок Любови Зубовой побывала Алла Феррони,  президент Российско-итальянской Академии Феррони, аркадской академии импровизации, которая исключительно благожелательно и высоко оценила современность и художественные достоинства творчества художницы.

В настоящее время Любовь Зубова работает над своим, неповторимым отражением истории затопленного города Молога, который оказался на дне Рыбинского водохранилища. Мологу называют «нашей русской Атлантидой» Любовь в письме пишет о ней – «…Эта навеки ушедшая под воду земля говорит со мной. Иногда я по долгу не могу уснуть. Видения, словно из глубин тёмных вод являются мне. Ощущать это очень больно». Вот каково интуитивно-глубинное восприятие художницей трагической и легендарной, тонкой реальности…

В заключение стоит сказать, что искренность и обаятельность произведений Л. Зубовой рождают внимание и притяжение к ним. Стилистически же их можно отнести к европейскому неосюрреализму, хотя, как правило, творчество во всей его индивидуальной полноте, шире, чем любое однозначное, пусть и правильное определение.

Станислав АЙДИНЯН,
вице-президент по общественным связям Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член ученого совета Государственной галереи «Творчество» (Москва), почетный член ученого совета Ассоциации художников-портретистов, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись.