Главная » Статьи об искусстве » Свободный, легкий, утонченный талант…

Свободный, легкий, утонченный талант…

О творчестве Людмилы Севериной

Людмила Северина – художник обаятельного и плодотворного таланта, она – создатель экспрессивной, темпераментной, мощной по внутреннему посылу и реалистико-импрессианистической по сути живописи. Кисть ее отличается определенным жанровым разнообразием. Что бы она ни бралась рисовать, у нее в художественном запасе всегда есть нота романтики, особый оттенок романтичности, пронизывающий многие ее работы.
Последние годы Людмила вышла на уже освоенный ею высокий уровень сильной, основательной, страстной передачи света и цвета, оттого многие ее картины завораживают, углубляют в себя; вызывает чувство привязанности. К ним возвращаешься взглядом, как к старым знакомым, которых повстречал к вечеру летнего дня где-нибудь на юге… Художница часто работает мастихином, однако при широком, корпусном мазке у Л. Севериной не теряется тонкая свето-цветовая нюансированность многих ее пейзажей. И несмотря на экспрессивность работ, написанных в последнее время, опыт и мастерство придали изображениям какую-то чуткую четкость… Мастихин в руке Севериной стал инструментом изящества, а не пастозной тяжести мазка… В этом плане показателен ее творческий этюд «Жасмин у воды»…

Опыт и мастерство художницы родились не сразу – сначала она получила разностороннюю подготовку к будущему. В шестнадцать лет Людмила сразу поступила в третий класс детской художественной школы, училась сначала в районе ВДНХ, потом на Алексеевской. Затем последовал годовой вводный курс в Московском полиграфическом институте. Потом, в 1993 году, — курс реставрации иконописи при Реставрационных художественных мастерских. Казалось бы, уже обретена профессия и можно заниматься профессиональной деятельностью, но жажда знаний не покидает Людмилу. Она поступает в Московский педагогический университет искусств им. Н.К. Крупской на факультет станковой живописи, с успехом его заканчивает и становится преподавателем в детских студиях Москвы, но далее учится в Московском государственный гуманитарном университете им. М.А. Шолохова, где учились люди всех возрастов. Там ей было очень интересно наблюдать как меняется человек, как люди воспитываются, осваивая Искусство.

В Университете Людмиле особенно запомнился ее преподаватель и дипломный руководитель, профессор, заведующий кафедрой живописи, Андрей Алексеевич Унковский, автор многих научных трудов, посвященных живописи, цвету, колориту. Он был учеником классика советского изобразительного искусства С.В. Герасимова… «Унковский преподавал, сохраняя в воспитуемом индивидуальность, он проявлял жесткость в практических занятиях, но не обижал ученика, а направлял его к гармонии красок, к правильному подбору колорита. Унковский осторожно направлял своих подопечных именно в это русло. Всем от него нужны были консультации. У него все начинали рисовать… Его манера преподавания восхищала… Подойдешь к нему, два мазка положит и это уже – Унковский. В общении с ним появились первые серьезные цветовые поиски…» – рассказывает о годах своего учения Людмила.

Одновременно росло и самосознание художницы, она стала понимать, что живопись, как и наука, развиваясь, находятся в движении. Она стала интересоваться разными манерами письма, художественными техниками, сама стала экспериментировать.

Дипломная работа Л. Севериной в Университете называлась: «Использование средств масляной живописи в работе над пейзажем». Руководителем был, конечно, А.А Унковский. Вспомним,  что среди его многочисленных учеников числится и известный художник Лилия Славинская…

После окончания Университета и обретения новой ступени мастерства, художница сама становится преподавателем. Она стала различать – пришли ли люди учится живописи, или это просто любопытство, а не истинное чувство увлеченности. Взрослые ученики учатся по многу лет, и пока учатся, становятся друзьями. Две ученицы Севериной уже поступили в художественные вузы. Одна в Строгановку, другая в Педагогический.

Сейчас Л. Северина преподает в Студии при Управлении культуры Северо-Западного административного округа Москвы. Ее ученики участвуют в массе конкурсов. В Комитете общественных связей Правительства Москвы прошла коллективная выставка ее учеников. О психологических основах художественной педагогики и творчества Людмила сказала – «В живописи наитие должно идти на уровне подсознания, должен быть открыт «канал» к миру ощущений, красок, образов, живущих в мире… Детям интеллект не мешает. Дети входят в состояние живописи, создавая ее. Они не делают ничего исключительно от ума…»

На творческом пути пригодилось и умение реставрировать иконы, которое она некогда, как мы упомянули, получила на курсах реставрации. Прикосновение к строгим канонам иконописи в свое время повлияло на
на излюбленный доминантный цвет некоторых холстов, на их стиль. Одно время Л. Северина сама писала иконы, их принимали специалисты, но живопись взяла свое. И еще Людмила искренне считала, что для того, чтобы писать иконы, нужно поститься и молиться. Нужна более глубокая праведность… Иконописец – проводник ангельских сил, и чтобы соединиться с высшими силами, нужны пост и молитва… Ведь иконы бывают полны духовной силы, и человек, несущий в душе своей зло, не выдерживает порою соседства с иконой… Так однажды Людмила привезла подруге русского происхождения, жившей в Испании, икону Николая Угодника, своего письма. А муж ее, американец, сказал об образе: — Он на меня смотрит –  увези его от меня!.. И икона вернулась к Людмиле.  Образ получился на одном дыхании. Смотрит с доски с укором.

Первая выставка Людмилы состоялась с1993-го на 1994 год в декабре-январе. Это была Молодежная выставка на Кузнецком мосту. В 1994-95 годах участвовала в выставках Федерации Акваживопись, тогда она писала акварели. Это потом она стала регулярно выставляться в лучших залах России – в Большом Манеже, в Центральном доме художника, побывала с выставками во многих странах европейского зарубежья…

В Европе у Л. Севериной есть особая привязанность, это Франция…
В 1996 году она познакомилась с атташе по культуре мэрии французского города Виллекрена. Это небольшой  городок под Парижем… Там ее оценили по достоинству ее таланта и она стала выставляться; выставлялась год за годом…Ее картины стали достоянием галереи «Эверар» в Париже и галереи, ориентированной на русское искусство, под названием «Калинка», и избранных других… Французы хорошо отноcятся к франкоговорящим, а Людмила говорит по-французски.. Одна из первых в 1996 году она вошла в Ассоциацию русских художников Парижа, которую возглавляет Вадим Нечаев. О ней писала влиятельная газета «Паризьен»….

Излюбленное место Людмилы в Париже — Музей Д’Орсе. Он ей ближе, чем Лувр. Она  там может  целый день провести. Ей нравится подниматься по лестницам к современным экспозициям.  Однажды она сидела перед «Лилиями на пруду» Э. Мане. Это большая картина… Смотрела за реакцией людей. – «Мало кто мог отойти и посмотреть на картину со стороны…- говорит Людмила, –  Наша Россия все таки по восприятию искусства – глубже!.. Мы воспринимаем по-другому. Французы не анализируют, не вглядываются … У нас общий уровень культуры выше…
В Париже люблю новый мост, на нем я рисовала, это уже редкость – художник с этюдником. Однажды напротив собора Нотр-Дам на острове Сите оказались я и график-китаец, он тоже рисовал с натуры. И с проплывавшего мимо экскурсионного теплохода раздался голос – Это излюбленное место парижских художников, двух из них вы сейчас видите…»

С 1996-го последующие 1997, 1999, 2001, 2002 годы регулярно проходили  персональные выставки Л. Севериной в центре культуры «Le Fief»…
В Париже в галереях познакомилась с пригородными  художниками Валь де Марна, там тоже прошли выставки в салоне. Она там была единственной русской художницей среди французов. Выставка-конкурс в парижской галерее Everarts в 1999 году принесла ей Гранд При (Grand Prix Argenson) зрительских симпатий… В 2000 году – с участием Людмилы прошла выставка «Русское Рождество» в Ницце.
Так что знакомство с Францией надо признать и долгим и плодотворным…
Людмила ездила на автомобиле с французскими художниками в Андорру – одно из самых маленьких государств Европы, которое расположено на Пиренейских горах на границе Франции и Испании. Тогда же не обошла вниманием и Испанию. В Мадриде в 1998 году участвовала в ежегодной благотворительной ярмарке искусств.

В первый период творчества Людмилы Севериной ею создавались прозрачные по тональности акварели; масляная живопись того периода была преимущественно этюдной и валёрной, без резких перепадов, где более передана форма и перспективность, но было не столь много цветовой динамики, как годы спустя.

Далее последовало увлечение импрессионизмом, и передача свето-воздушной среды, пошло больше цветовых поисков, новых цветовых решений. Она прожила достаточно долгий неоимпрессионистический период…

Однако, каждый раз, приступая к работе, хотелось найти нечто новое, кисть стала все более отходить от этюдов, живопись превращалась в станковую, больше появилось работ, созданных в мастерской… Среди них обозначились и больше композиции.

В пейзажах Людмила хотела не исполнить «фоторепортаж», а сотворить настроение — и цветом и композицией… Постепенно стали появляться холсты, на которых ожили  люди – персонажи. В портретах проявилась важность композиционных нюансов. Так она дочь подруги написала в русском народном костюме, фоном стали сюжеты  из сказок Пушкина.  И в других работах главенствующим выступил персонаж, пейзаж стал передавать настроение персонажа…
В этом смысле «Теплая волна» стала со временем ее «коронной» по выразительности работой – так живо и естественно изображена юная девочка, к полулежащей изящной фигуре которой припадают волны морского прибоя… Жанровость такого спонтанного маринизма совершенно естественна…

Произведения Людмилы опубликованы в  альбоме «Современный русский реализм» ( 2003), это и были – «Весна» и «Теплая волна».

Маринизм Людмилы – это продолжение давней серии морских пейзажей. Она рисовала и Бретань во Франции. Среди тех холстов также и оставшийся в галерее «Калинка» в Париже, холст «Бухточка мечты», где запечатлено нетуристическое место в Турции, деревушка Чирали, где естественно, природно создался заповедник черепах. Написан холст мастихином, его относят к чисто импрессионистическим, однако реалистическое начало полотна также явственно.
Картина «Побережье в Чирали» из той серии удивляет своей объемностью, которую художница достигла, дав приморскую бухту видом сверху, причем мы смотрим вниз на море сквозь плетение плавных, как виноградные лозы, ветвей. Создается впечатление таинственной, зовущей вдаль романтичности, обогащающей эмоционально изобретательно созданный сложный пейзаж!..

Сходное впечатление производит холст «Пробуждение» (2008), также исключительно  эстетически оснащенный.  Пробуждение – это не только весна… Хотя сквозь ветви мы видим лишь романтический мостик над –прудом, а может быть речкой, каналом… Еще темно, но уже брезжит свет. Идея —  показать путь к светлому, новому, показать как мы вырываемся из вакуума неощущения… Эта таинственная, живая, дышащая жизнью реальность создана пластичными, мастихинными мазками. Сколько тут вкрадчивой романтики, сколько настроения!..

Конечно, как видим, поиск не останавливался – ее кисть захватила пейзажи, близкие экспрессионизму. Стала искать все более новые приемы в использовании масляной палитры. Композиции рождались уже не реальные, а фантазийные. Назовем «Вдохновение», «Вечерний город», – там запечатлено её ощущение джаза, саксофона…

Вот полотно «Горячий шоколад» – на нем появился образ девушки на фоне неясно прорисованного молодого человека, девушка очень выразительная – в ней порыв юности, раскованности, свободы. Возможно тут отпечатлелось нечто от французских впечатлений художницы… Эта картина появились случайно – просто хотелось создать нечто в шоколадной гамме. Бывает, что ощущение цвета приводит к созданию картины в определенной цветовой тональности… И все же поиск редко идет только в цвете, как то водится у абстракционистов…

Был сумеречный недолгий период, когда творчество Людмилы, в силу глубоко личных и трагических причин, стало фиолетово-сумеречным, депрессивным. Но потом этот период довольно скоро закончился, сменившись новым обретением света и цвета.

Видный российский коллекционер Лев Губенко сказал Людмиле – У тебя прекрасно получается передать движение!.. После этого ей захотелось двумя-тремя мазками выразить движение. Так появилось «Фламенко». В ЦДХ  был концерт, на нем выступали цыгане. Старый цыган был заворожен, не мог отойти от картины, он поймал ее эмоцию… Людмила считает, что главное, чтобы угадывалось эмоциональное «подстрочие», чтобы сильное чувство было заложено в картине. И передача динамики образа художнице действительно удается!..

Однажды захотелось написать балет. И вот Людмила стала передавать  балетное движение. Появилось «Рождение танца». В нем удалось воссоздать внутреннее состояние балерины, образно представляющей танец. Танец должен сначала созреть в голове, потому тут нарисованы фигуры из ее представления, воображения… Сделана попытка показать, как танец рождается из всплеска красок, которые знаменуют всплеск эмоций…
Людмиле вовсе не хотелось писать просто балерину, она писала движение в танце, и сам по себе на первом плане появился образ Плисецкой… Не было первоначально идеи писать именно ее, но образ явился стихийно, спонтанно… Многие образы у Людмилы возникают так. В уже упомянутом «Горячем шоколаде» у героини нет реального прототипа, и она тоже сформировалась совершенно моментально и стихийно…  Людмиле помогает творчески в воплощении замыслов именно ее непосредственность, способность импровизировать на пришедшую ей в воображении тему…

Людмила не скрывает, что она не столько зеркально отражает , но скорее отталкивается от предметов и реальных персонажей. «Я не люблю просто писать цветы и натюрморты – признается Людмила, – мне нравится передавать образы, навеянные этими цветами. А если у меня появляется реальная кошка, то мне хочется вокруг нее нарисовать то, о чем она мыслит…». В той же живописной колее — розы своею тенью навели на стену фоновой образ женщины, как бы из розы изошедший, так у Людмилы на картине «Утро», исполненной в белых тонах… А на натюрморте «Вербы» ей интересно было просто и красочно оригинально передать тень…

В упомянутом музее Д‘Орсе в Париже Людмила увидела два кувшина, один из них показался ей женским образом, другой – мужским. И получилась картина «Диалог» – в зеркале показались образы – мужской и женский…
Была и картина «Антикварная лавка», где скопище кувшинов любовались собою в зеркало… Каждый раз картина возникает вследствие каких-либо ассоциаций, впечатлений. — «Я не делаю эскизов, рисунок корректируется в процессе создания живописи» – констатирует Людмила…

Есть у Л. Севериной и картины, наполненные почти притчевым смыслом, картины символичные. Таков её «Источник», исполненный в сиренево-розовой палитре, — изображены  две девушки с кувшинами, они несут их от водопада, у одной девушки кувшин на плече, а у второй кувшин разлился, и она сидит на земле у кувшина. Идея здесь та, что вода из кувшина случайно вылившаяся, тоже может быть Источником. Тут аллегория источника влаги, разлитой в зной творчества… Можно сказать, что у художницы в последний период творчества появились и философско-эпические мотивы…

Из аллегорических картин также отмечаем «Гармонию» (2009) – фантазийная женственная фигура, у сердца она держит раскрытый цветок белого лотоса… Женщина идет к нам – через тропический лес, где через ветви видна всякая земная живность, по парам, в том числе и белые птицы, над женщиной летящие к водопаду и другие, темные, сидящие на ветви. Женщина ищет гармонии, она ищет, кому протянуть белый цветок гармонии – в мир…

Холст «Два кувшина. Диалог» – тоже аллегорическая работа, где через кувшины и зеркальные отражения людей явственно читается аллегория мужественности и женственности…

Серия последних картин у Людмилы отличается много большей, чем ранее основательностью, культурой преподнесения. Техника масляной живописи уже изменилась, подверглась новациям, она стала более многослойной.
Раньше, когда-то  она писала пастозно в манере аль прима, сразу.
Теперь техника стала более многослойной, каждый из слоев смазывает предыдущий. Мастихином смазывается еще полупросушенный слой, создавая с каждым новым слоем новую гамму. Каждый новый слой добавляет и свой колорит и фактуру…

Л. Северина говорит: «– Бывает, что современные художники очень тонко начинают работу над картиной, но потом в процессе работы тема гаснет, обрастает ненужностями, становится тяжелой и вымученной. Так возникают произведения даже не второго, а третьего ряда… Творчество подразумевает внутреннюю свободу. Свобода актуальна до определенных границ. Свобода иной раз в концептуальном искусстве становиться самоцелью, теряя истинный смысл и красоту…»

Свободный, легкий, утонченный в лучших своих проявлениях талант Людмилы Севериной находится в восхождении. Каждый год приносит ей все новые творческие находки, хочется, чтобы наше знакомство с ее большими персональными выставками случалось часто. Приятно в заключение отметить, что картины художницы были представлены и имели успех во многих первостепенных выставочных пространствах – на «I Международном фестивале искусств «Новый ренессанс», на «Золотой кисти», в Большом Манеже, в Новом Манеже, в Государственном Центральном музее Современной истории России, на выставке в Комитете общественных связей  правительства Москвы, многократно на Московском международном художественном салоне в Центральном доме художника, и на многих других зарубежных и современных художественно-общественных крупных экспозиционных событиях.

Станислав АЙДИНЯН,
вице-президент Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись