Главная » Статьи об искусстве » МАСТЕР ПАСТОЗНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ

МАСТЕР ПАСТОЗНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ

 

Алексей Клоков–очень экспрессивный, интенсивный, плодовитый художник-колорист. Порой зык его кисти бывает лаконичен в выборе доминирующего цвета палитры в целом ряде особенно ранних произведений. Однако в других, иных его художественных опытах наблюдаем амальгамный взрыв красок, их вихревые пастозные расплески, говорящие о большой степени выраженности импровизационной стихии его творчества… Последняя особенность Алексея Клокова отдаленно связывает его манеру со стилем величайшего из русских авангардистов-неоэкспрессионистов ХХ столетия Анатолием Зверевым, с которым Алексей Клоков был знаком в начальный период своего жизненного пути.

С. Кусков, известный искусствовед-эссеист, немало написавший о Звереве (и его современниках), верно заметил об этом самом свободном из «классиков » – «…Борьба с цветом и желание цвета порождали центробежный размах энергии, ощутимый даже в самых камерных жанрах, — в портрете, в пейзаже, в анималистике». Нам кажется, что кроме интенсивного энергетического посыла, придающего живописным и графическим работам Алексея Клокова своеобразную притягательность оригинальности и непосредственной первоначальности, из черт, что роднит его со Зверевым, надо упомянуть еще и «стихийное наитие художественной воли», которое и помогло сформировать свой, узнаваемый художественный стиль, основанный, как написано в его биографии, на «гармоничном синтезе импрессионизма, фовизма, кубизма, экспрессионизма, и абстракционизма». Излишне говорить, что одним только влиянием Зверева этот обретенный стиль, естественно, далеко не исчерпывается.

Как в творческом так и в теоретическом отношениях, в своей «цветописи» Алексей Клоков пошел дальше. Но о его психологическом поиске и обретениях мы скажем несколько позже…Что касается образной системы, созданной художником Клоковым, она предстает по-разному цельной там, где образы являют себя в интенсивном цветовом обрамлении, а как правило так оно естественно и получается. У Клокова стойко главенствует красочное содержание и это, безусловно, относится к наиболее сильным чертам, сторонам его творческой манеры. Ему присущ свето-цветовой артистизм, притягивающий  заинтересованные взоры тех ценителей, кто стремится понять неординарного художника…

Возьмем, например, картину, созданную между 2009 и 2011 годами. Речь идет о серии, где изображены рыбы на монохромном фоне, — точнее об одной, исключительно эстетически организованной картине, где на красно-оранжевом фоне — фиолетовая рыба с желто-зелеными плавниками появляется притягательным чудом, темой для созерцания. Приглядевшись, – догадываемся в чем дело –.тело рыбы подано витражными, фиолетовыми, почти квадратными, даже несколько овальными мазками, которые очень тонки, обаятельны. Тут мы подходим к еще одной определяющей черте А. Клокова, делающей его художником. В лучших его работах он проявляется, отменный художественный вкус. Пастозные, корпусные мазки подобной «витражной» конфигурации находим успешно примененными не только на «анималистических» по теме работах, но и, далее, на пейзажных картинах городской, урбанистической тематики, таких, как «Зарево над городом», отчасти в «Изумрудном городе»….

В анималистической, уже упомянутой серии, художником созданы не менее абстрактные по решению, условные «отражения» города,  есть и внезапно угаданные характерные черты – это там, где условно поданный город вдруг так реально перечеркивают наискосок струи дождя… Или город оживлен идущими или стоящими на фоне условных, почти контурных домов фигурками – взрослого и ребенка…

 

Из лучших и по цельности и по колористическому богатству оттенков работ хочется отметить «Сирень» (2013). В этом изображении художник будто невольно по-своему отразил  «Цветовой круг Гете», но и виртуозно выразил саму суть красоты земного цветения, апофеоз цветочного расцвета. Причем он добился этого исключительно цветом и светом, струящимся от картины, и сделал это современно, не прибегая к излишней детализации. Цвет и свет создали удивительную, талантливую цельность, поглотив подробности!.. Совсем не удивительно, что этот «художественный опус» завоевал в Соединенных Штатах на художественном конкурсе в округе Колумбия – особое внимание и диплом «за оригинальность творческой идеи и ее исполнение».

 

Алексей Клоков сформулировал одно из своих изобразительных направлений, как ILG-ART, то есть искусство, в котором особенно существенны для художника – Image, Line, Gold (образ, линия, золото). Вот что о создании определения рассказал сам Алексей – «…Идея пришла мне в голову, когда в мастерской были очередные посетители. Один из них… приблизился ко мне, когда я работал над картиной, и тут вдруг я понял, что каждый человек – это уникальный биологический организм, биологическое «нечто». Именно физическое присутствие такого «нечто» влияет на процесс работы и на ее конечный результат. Художник и материалы, которые он использует (в моем случае это чаще всего краски и сусальное золото), находятся под сильным воздействием вибраций, исходящих от биологического организма. То есть ILG – это такая форма создания картин, при которой я вижу перед собой человека, чувствую исходящие от него вибрационные потоки, не говорю с ним, но улавливая необходимые для меня эмоции, создаю работу».

 

Возвращаясь к идейной «анатомии» ILG-ARTа скажем, что художник, судя по тому, что о нем пишут психологи, положил себе быть своеобразным  положительным медиумом, оригинальным «транслятором» в мир «плюсового» начала, помогающего людям – каждому – раскрыть свою мечту. По этому поводу в связи с творчеством А. Клокова сказано — «…любое душевное переживание, имеет свое излучение, состоящее из энергетических цветовых волн и частоты колебаний. И именно обострённое восприятие художника способно уловить этот «язык красок» и довести его до единого живописного целого, обладающего содержательной природой…».

 

Своим собственным способом Клоков вводит в пространство картины элементы, несущие на себе индивидуальность человека, того, кому потенциально посвящена картина, который в момент посещений мастерской художника настроен на сокровенность своей мечты… По утверждению изучавших творчество Клокова — «Раскатанное до хронального состояния, золото на секунды удерживается перед сидящим человеком, ловя вибрации его тела, затем наносится на холст».

 

Тут видится  современный опыт возвращения в творчество солярного принципа, «аполонического», солнечного начала, положительных энергий, которые художник «призывает», невольно возвращая нас к легендам о мистических ритуалах античной древности…

Собственно золото как материал, к которому старается обращаться в современный период художник, создавая даже скульптуры и инсталляции с элементами из золота, это прежде всего — сверхпроводяший элемент Солнечной энергии и символ вселенского солярного принципа… Хотелось бы полагать, что компас личности Клокова указывает на эти величины.

Сказанное особенно показательно в эпоху, когда разные художники только начинают опоминаться от эсхатологических настроений, от дурных предчувствий, связанных с переходом в новое время, в новое ХХI столетие, в другую, чем прежде, эпоху. У каждого свой индивидуальный Апокалипсис и отрадно, когда художник своею кистью стремится чувства человека переместить в область светлой мечты, в область Искусства, уводя от дороги к неизбежному и неподвижному…

 

У Клокова имеются и инсталляционно-концептуальные проекты, которые он хочет сделать наиболее эффектными внешне. Для этого он использует даже стразы. Нельзя не отметить также как положительное качество, явственное декоративное начало, присутствующее почти всем, во всяком случае большинству произведений художника.

 

Совсем с другой стороны — есть у него внедекоративные опыты, они очень удачны у Клокова, — это такие задумчивые работы, где основной герой художника – это горизонт и его длительность, где выражено то, что минимальными средствами чрезвычайно трудно выпазить – это созерцание континиума длящегося простора, воздушно открытого пространства…

 

Есть у художника и «выработанная» недавно и конфигуративно очень определенная, абстрактно и линейно конкретно означенная серия «Философия денег». В ней нет ни тени экспрессионизма. Довлеет мощно и статично геометризм абстракции, в разнообразные, линейно причудливые картины, — в них — умело коллажно вставлены, вплетены фрагменты купюр – и советской сторублевки с овальным «барельефнно-гравюрным» Лениным, и разные части североамериаканских долларов с Джорджем Вашингтоном. Создается впечатление, что серия говорит нам о сложнейших перипетиях строения мировой денежной системы, ее тайнах, труднейших для понимания подспудных экономико-государственных нюансах. Есть тут и человеческие фигурки – например, четко нарисован скрипач, пред которым в шляпу падает коллажно вписанная в картину советская мелочь… Вот на другой, также фигуративной картине – дирижер во фраке. Он дирижирует уже центами и евроцентами… Тут отмечаем и еще одно качество А. Клокова – способность взглянуть на серьезный мир денег с «философской», во всяком случае с художнической иронией, разъявшей бумажные купюры, линии и пространства на неравномерные, но по своему тонко соразмерные, загадочные части…

 

В одном из своих интервью художник А. Клоков на вопрос журналиста — Что, получается, любой может написать картину, симфонию, стихи? – ответил, — Да, любой среднестатистический человек способен этому научиться – это вопрос тренировок.

Мы не полностью разделяем подобный оптимизм Алексея, поскольку верим, что эстетическая жилка есть у немалого количества людей, а вот талант высокого звучания проявляет себя тогда, когда воля человека гармонически входит в резонанс с гармонией Вселенной, вот тогда звучит всечеловеческая нота, приходит признание……

Однако в том же интервью у Клокова есть и углубляющая, простая и мудрая мысль – «…Мы созданы по подобию Господу, а значит, существует определенная аксиома: человек – творец.  У кого-то это проявляется в большей степени, а у кого-то — в меньшей». В этом высказывании автор многих и многих, своеобразно талантливых произведений Алексей Клоков, конечно, прав…

То, что художник считает создание картин своим образом жизни, более говорит о нем, чем многие теоретические выкладки и искусствоведческие статьи, поскольку только человек, свободно развивающий свой дар соответственно призванию, может добиться вершин в искусстве и стать, как Клоков, мастером  пастозной интенсивности….

 

Станислав АЙДИНЯН,

заместитель председателя Творческого союза профессиональных художников, заместитель председателя Южнорусского союза писателей, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись, член ученого совета Литературно-художественного музея М. и А. Цветаевых