Главная » Статьи об искусстве » О ГРАФИКЕ КОНСТАНТИНА СКОПЦОВА

О ГРАФИКЕ КОНСТАНТИНА СКОПЦОВА

Айдинян Станислав

Статья в журнале «Наш Изограф» 4(120) апрель 2004

Клуб «Екатерининская площадь», находится в Москве, его заседатели и друзья собираются в зале «Саквояж» в отеле «Космос», что полукружием высится напротив метро «ВДНХ». Клуб, основанный В.А.Богатыревым и Ж.А.Богатыревой объединяет более сорока художников и графиков. Здесь выставлялись многие видные деятели искусств России, Украины, в выставках принимали участие художники из Франции, из Испании, США . И вот в клубе – новое открытие.
Выставка, названная «Приглашение к путешествию» показывает графику Константина Скопцова. Художник родился и живет в Одессе. Он представитель французской арт-ассоциации «Феникс» на юге Украины, действительный член Российско-итальянской академии Феррони.Обладатель Диплома «За достижения в искусстве» Мальтийского экуменистического ордена св.Иоанна Иерусалимского.
Москвичи знакомы со Скопцовым с 1991 года — галерея «Крымский вал» в Центральном доме художника в Москве представила работы Скопцова, которые, как отмечали газеты «Коммерсант», «Независимая газета» ,« Клуб», пользовались большим успехом. Уже тогда об этом художественном феномене можно было сказать словами самого художника: «Здесь реальность может служить для искусства лишь первой отправной точкой путешествия в страну, где живет идея, «облеченная в чувственную форму».
Графика Константина Скопцова—это поле многогранной и многоступенчатой игры.
Здесь лики, струны и параболы ритма. Искусство Константина Скопцова положительно метафорично. Оно служит стремлению к отражению той полноты мира, которой владеет душа художника. Душа художника в силу этой наполненности не может не странствовать. Она пускается на поиски пластических форм, отражающих то, что Бог скрыл в каждой снежинке, создавая красоту, но по дороге к Красоте она наталкивается на глубину смысла и застывает в Созерцании. В греческой древности существовало понятие «Плерома» – «полнота». Счастье для человека состоит в любви. Если он простец, незатейлив и больше чувствует, чем мыслит, то ему дается дар любви земной, человеческой. Если избран, то по Воле свыше в нем раскрываются белые крылья любви Божественной. Любовь Божественная ко всему сотворенному Творцом, к самому Творцу порождает Полноту Бытия. Этой полноте Бытия поют хвалу Ангелы, она сияет неземным и несказанным светом, в ней отражение Творящего, созидающего начала Мира.
Тема «Вавилонской башни всегда волновала художников. К.Скопцов говорит: «Есть работы, отражающие состояние духовной неуверенности и внутренней неустойчивости современного общества. В серии «Вавилонская башня» сконцентрирована многократность, а порой и тщетность мирских исканий, переплетение путей, которые никуда не ведут, если лишены благословения Творца. Дано смешение символов, языков народов разнопредельных времен». И еще одна решающая тема. В художественной серии «Сущности Апокалипсиса» отражены библейские символы, которые появляются в Ветхом Завете, в Книге Пророка Иезекиля и далее в Откровении Иоанна Богослова. Применимо к человеческой личности эти же символы, по словам художника, читаются как путеводные маяки на пути духовного восхождения человека. Сущность-человек символизирует отправную точку этого пути, тварное эго человека, отягощенное грехами и соблазнами, от которого он должен отказаться, очистившись Молитвой-Орлом и Жертвенностью-Тельцом для достижения высшего начала, Человека-Любви, чей царственный символ – Лев.
Образы этой графики образую сложносплетенные цепи причинно-следственных моделей, обладающих смысловым ключом, которым в полной мере обладает только автор. Но эстетико-визуальный уровень восприятия позволяет, не углубляясь в смысл, видеть игровую живую разнонаправленность взаимоотношений этих таинственных визуализаций. Освоение смыслового уровня зависит от внутреннего компаса зрителя, его собственной полноты и способности идти навстречу полноте бытия, запечатленной в душе художника. Любое искусство – маяк подобий меж людьми, находящимися в скрытом сотворчестве, что существует меж зрителями и художником, которому они отдают свое внимание. Человеку свойственно стремиться за пределы материального и иногда запредельность посылает знаки и символы, которые зоркий и талантливый улавливает во глубине себя. И все зависит от того, сможет ли он точку своего «Я» на миг сделать подлинным центром мира. А ведь любая точка – центр мира. Но в латенте, в потенции, в возможности, в надежде. Когда Сила и Воля в чистоте придаются богоданному таланту, вот тогда точка светится творчеством и рождаются произведения, которые со временем становятся истинной ценностью человечества, обретают свое место в «аксиологической шкале» цивилизации, наряду с творениями классиков… Надеемся, что не только современники, но и отдаленные потомки будут ценить сложное и утонченно-виртуозное по технике творчество Константина Михайловича Скопцова, который отправляет нас в причудливые параболы своих «семантических» графических путешествий.

Станислав Айдинян
директор культурных программ «Спейс»