Главная » Статьи об искусстве » О ИЗОГРАФИЧЕСКОЙ КОЛЛЕКЦИИ

О ИЗОГРАФИЧЕСКОЙ КОЛЛЕКЦИИ

 

Ценная и объемная коллекция произведений современного иконописного и прикладного искусства бережно собрана «под крылом» «ЛМЖ Технолоджи» инициативой и стараниями Александра Петровича Варламова, генерального директора фирмы, имеющей солидную деловую репутацию в Российской Федерации и за ее рубежами. Приобретения осуществились через фирму «Славянский Дом «Палех»…

Коллекция составилась из рукотворных творений мастеров знаменитого центра народного промысла Палеха, что находится близ старинного города Иваново, бывшего Иваново-Вознесенска, где давно уже триумфально состоялся удивительный синтез нескольких старорусских художественных иконописных школ, соединившихся с поэтической народной сказочной традицией…

Первое и решающее, что можно сказать о эмоциональной доминанте коллекции, это то, что основная, наибольшая часть икон, миниатюр, шкатулок, исторических портретов, отличаются типично палехской сердечной теплотой, тонкостью, задушевностью, будто они напевно «рассказаны» кистью художников.

После долгих советских лет запрета на религиозные мотивы, Палех начал с 1990-ых годов духовно возрождаться, снова художники стали изографами, иконописцами.

И вот, как из тьмы забвения, вновь стали рождаться часто по чудотворным образцам исполненные иконы.

Поэтичность, легкокрылость письма, изящная тонкость, свойственна в коллекции прежде всего образу Архангела Гавриила. В нем столько прямо сказочной нежности, изящества и проникновенной красоты, что для неискушенного ока видится нечто прямо неземное, будто с небес сошедшее. Другие иконы коллекции несут эту особенность более сдержанно, в силу того, что они все очень каноничны. Например – образы Святого Николая, Святой Татьяны, Святого Святослава, Святого Александра Невского, Святой Блаженной Ксении Петербургской… Даже в светском панно «Охота с соколом», в том, как нарисованы здания, видны следы изографической каноничности.

В коллекции таинственно живет целый ряд изображений Божией Матери. Икона «Неупиваемая чаша» относится к той разновидности изображений Богоматери с младенцем, когда Она явлена молящейся, с воздетыми к небу руками; на уровне Ее груди  изображение Спаса. Этот тип иконы называется «Знамение», это Богоматерь Оранта, то есть Молящаяся. Но если на других иконах этого канона  Сын Божий изображен в сфере или медальоне, как бы находящимся в лоне Матери, то здесь Он, с раскрытыми руками, попоясно виден стоящим в чаше; его руки повторяют жест Матери. И Сосуд Священный, из которого является  Спаситель, символизирует нам чрево Пречистой Девы, из коего явился плод Духа Святого. Перед нами тайна Боговоплощения. Но мысль идет далее – эта чаша, — уж не предвестие ли она Чаши Тайной Вечери, последней трапезы Христа со учениками… Участь Спасителя, предрешенная Свыше…

Икона эта была местнопочитаемой, обретена в 1878 году в Тульской губернии. Исцеляла от пьянства, и не только от него. Есть сказание, что исцелила она и увечного воина Мартына. Вот фрагмент из повести классика литературы русского зарубежья Ивана Шмелева «Неупиваемая Чаша» (1918), где о том сказано:

«–  Призрела Пречистая скорби наши!  Исцелился  Мартын  убогий,  видела своими глазами! Без костылей ходит!

     Не  смея  радоваться,   спрашивали  ее:  откуда  знает?  Говорила  она, обливаясь радостными слезами:

     –У святых ворот рассказывает Мартын народу.

     Тогда пошли всей обителью и увидели: стоит солдат Мартын, а кругом него много  народу,  потому  что  день  был  базарный.  Босой  был Мартын и  всем показывал свои ноги. Дивились сестры — были те ноги как  у всех здоровых, и крестным знамением  свидетельствовали  и настоятельница,  и  старые, что еще вчера были те ноги  запухшие от  воды, как  бревна, и желтые, как нарывы.  А Мартын показывал костыли и возвещал народу:

     —  До Михайловского,  братцы,  едва  дополз… Ноги стало ломать, мочи нет!  Приняли на ночлег меня, помогли в избу влезть… Положили меня бабы на печь и  по моей просьбе стали мне растирать ноги святой водой от Неупиваемой Чаши.  А у меня и сил вовсе не стало, будто ноги мне режут! И  стал я совсем

без памяти, как обмер. И вот, братцы… Даю крестное целование… Пусть меня сейчас  бог убьет!..  Слышу я  сладкий  голос: “Мартын убогий!”  И увидал  я Радостную,  с Золотой  Чашей…  С невиданными глазами,  как  свет  живой…

“Встань, Мартын убогий, и ходи!  И радуйся!” Очнулся я, братцы, ночь темная, не видать  в избе…  Спать  полегли  все. Чую — не болят  ноги!  Тронул… Господи!  Да где  ж  бревна-то мои  каторжные?! Сам  с печи слез, стою – не болят  ноги, не слыхать их  вовсе! Побудил  хозяев, засветили лучину… А  я хожу по избе и плачу…

     Подтвердили его  слова мужики  и бабы,  что пришли  с  Михайловского  с Мартыном. Тогда зашумел народ и просил отслужить молебен Неупиваемой Чаше.

     Возликовала Высоко-Владычняя обитель, и  пошла молва по  всей округе, и стали неистощимо притекать к Неупиваемой Чаше,  многое множество: в болезнях и скорбях, в унынии и печали, в обидах ищущие утешения. И многие обрели его.

    Повелел архиерей, уступая  неоднократным просьбам обители и  получивших утешение, перенести ту икону в  главный собор, прибыл с духовной комиссией и лицезрел  самолично. И  долгое  время  не  мог  отвести взора от  неописуемо радостного лика. Сказал проникновенно:

     — Не по уставу писано; но выражение великого Смысла явно.

     И  повелел  ученому  архиерейскому  мастеру,  до  лика  не  прикасаясь, изобразить Младенца, в Чаше стоящего: будет сия икона  по ликописному списку — Знамение.

     Прибыл в обитель ученый иконописный мастер и дописал Младенца на святом Лоне в Чаше. И положили годовое чествование месяца ноября в двадцать седьмый день».

К «Неупиваемой Чаше» изобразительно близок в коллекции защитительный образ Богоматери, названный по надписи на ней — «Аз есмь с вами и никтоже на вы». Надпись эта на иконе появилась по благословению игуменьи Таисии на списке, что был сделан специально для святого Иоанна Кронштадтского. Святой Иоанн сам освятил сей образ.

Неисчислимы удивительные чудеса многих икон старинного и даже современного письма, – и исцеляющих и мироточащих…

В коллекции широко представлена другая, очень распространенная разновидность изображения Божией Матери – Одигитрия, то есть Путеводительница. Это богословски очень емкое изображение – Богородица указывает нам на малого Спасителя, сидящего у нее на руках, и в духовном смысле она указывает нам на Него, как на духовный путь, а младенец-Христос либо приникает к Ней, любящей Богосотворенный мир и людей, или благословляет Мать свою, а через нее и нас, либо же Его благословение относится прямо к молящимся, пред иконой предстоящим… Именно такова Иверская Божья Матерь, некогда и ныне охраняющая Врата Спасской башни Московского кремля,

Ко классу Одигитрии относится и хранящаяся в коллекции «Богоматерь на троне», называемая также «Богородицей на престоле», — икона очень торжественная, красно-золотая. Фигура ее – в массивном венце. По периметру – сплошная надпись церковнославянским письмом. Однако иконы этого вида бывают и вовсе без сложно окаймляющей надписи, а с двумя ангелами по бокам… В нашем «коллекционном случае» Богоматерь в одной руке держит символ власти, жезл, что также характерно для разновидности – Одигитрия. Тому порукой еще одна Путеводительница, известная в миру под названием «Неувядаемый цвет», или «Благоуханный цвет», где и в руке Богоматери и в руке Сына ее, одетого в царскую византийскую ризу, у обоих жезлы власти, жезлы силы, оба в золотых венцах… И непременной подробностью -— цветы, которые помещены в вазонах, сплетены гирляндами, украшают процветший Ее жезл. Потому – «Неувядаемый цвет»…

Владимирская Божья Матерь, со младенцем, к ней приникающим, принадлежит к иконографическому классу, который называется «Умиление», или по-гречески «Милостивая», где изображен миг предлобзания, младенец сейчас поцелует Мать свою, он всем Собою тянется к Ней… как трогательно-человечны нимбоносные образы!.. Владимирская не менее легендарная, чем Иверская. Владимирская представлена в коллекции не в одной единственной разновидности: есть образ, писанный по более древнему канону, есть и более новый, более светский. Но, что интересно, лик младенца на обоих этих иконах явно создан не по более светской, а по древнерусской изографической традиции… Изображения поданы на светлом или золотистом фоне, это в нашем, как и в других иконных случаях – дань древним византийским традициям…

К житийным иконам относится «Мария Египетская», где явлен нам образ духовно преображенной, очищенной одиноким покаянием Марии, бывшей в Египте блудницей. На иконе – несколько житийных сюжетов.  Верою и служением Богу в пустыне, она преобразилась настолько, что смогла даже пройти по водам, без лодки, на встречу ко схимнику, иеромонаху Зосиме.. Этот момент виден на троне.

Есть и сцена исповеди-беседы. Не изображено, правда,  как в молитве Мария поднялась телом на локоть от земли. Наиболее полно отражено третье свидание Зосимы с Нею. Оно было уже не с живою Мариею, а с мертвой. Зосима увидел рядом с телом умершей надпись, в которой завещание – похоронить ее. Не имел Зосима по старости и немощи сил похоронить Марию, но он попросил льва, которого застал близ тела, чтобы тот когтями вырыл бы могилу для святой. Лев изображен даже дважды – и роющим могилу и лижущим ноги праведницы… Интересно, что надписи, сопровождающие сюжеты, начертаны не на старославянском, а на современном русском языке.

Сколь сильна в русской иконописи таинственная библейская, новозаветная легендарность, сколько ликов, судеб, голосов из прошлого, подвигов духовных таит она!..

Не только духовно драгоценные иконы – достояние коллекции. Тут и, как мы упомянули вначале, имеются исторические портреты.

Исключительно интересен портрет Сергей Леонтьевича Бухвостова, который известен как «первый российский солдат», зачисленный Петром I в 1683 из «стряпчих конюхов» в Преображенский полк. Как первый русский солдат, он “самоохотно” явился первым в потешный, впоследствии Преображенский, полк. Таким образом он не только первый гвардейский пехотинец, но и первый русский армейский доброволец. Он был взрослым человеком, ставшим после верным соратником Петра в его в Азовских походах 1695-96, в Северной войне, последующих кампаниях… Бухвостов дослужился до майора артиллерии и в этом чине закончил в Петербурге свои дни. В память о первом русском солдате Петр приказал скульптору Растрелли, сделать бронзовый бюст, который долгое время хранился в кунсткамере Академии наук, но потом неведомо куда исчез, однако  гравер М. И. Махаев, знавший воина лично, нарисовал и награвировал портрет Бухвостова. Он знал, что в сражениях тот неизменно был близ Петра, художник понимал историческую роль героя. И вот, с этого гравированного портрета и сделан был тот, в коллекции находящийся, уже в цвете реалистически исполненный портрет, где герой изображен в старом петровском мундире, несколько бледный от болезни, бывшей следствием тяжких батальных ран.

Другой артиллерист времен петровых – Яков Брюс, крупный военачальник своего времени, ученый, имевший неизвестно как полученное блестящее образование. Он был выросшим уже в России потомком шотландского короля Роберта Брюса, что правил в XIV веке. Его подозревали в основательных мистических увлечениях. Правда и то, что он был большим знатоком астрономии и математики.. Брюс в молодости входил в основанное Лефортом “Нептуново общество”, увлекавшееся астрологией и магией, к этому обществу принадлежал и сам  молодой царь Петр. Мало о ком сложено столько таинственных легенд, как об этой, впрочем вполне реальной исторической личности.

Отметим, что хранящиеся в коллекции портреты Бухвостова и Якова Брюса судьбою имеют общее в том, что и тот и другой созданы на основе  гравюр начала XVIII века.

Крайне серьезен, жесток, убедителен портрет Михаила Михайловича Голицына, полководец, генерал фельдмаршал, также участник Азовских походов, начинавший военную карьеру с барабанщика в Семеновском лейб-гвардейском полку царя Петра. Есть его скульптурное изображение и на на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде, имеется и парадный портрет.

Замыкает тематически круг«птенцов петровых» самый приближенный из них к тронной особе царя – светлейший князь Александр Данилович Меньшиков. Государственный и военный деятель. Первый российский генералиссимус. Его судьба и историческая роль при Петре да и после него, когда он потерял все свои богатства и высокое положение, – все это широко известно. На портрете он еще не стар. Узкое волевое лицо. Полудоспех, в который он одет, напоминает портреты Петра. Горностаевый подбой его плаща, такой как и у князя М. Голицына, говорит чуть не о царском происхождении, хотя на самом деле по легенде он был весьма простого сословия до того, как сблизился с царем Петром. Портретов светлейшего сохранилось немало. Поэтому авторам миниатюр не приходится довольствоваться гравюрными материалами для исторической реставрации этого облика. Был даже бюст работы того же К. Растрелли, что обессмертил в свое время вышеупомянутого Бухвостова. Живость, реалистичность этого портрета Меншикова бесспорны.

И все таки есть в портретах людей XVIII века что-то старозаветное, лица будто тронуты временем, они даны через оптическую призму взгляда, идущего в глубокое прошлое. Некий Хронос эпох будто показывается из за спин этих исторических исполинов, чьи судьбы угасли века и века назад…

Следующий, ХIХ век, в разделе портретов коллекции представлен изображением видного полководца, князя П. И. Багратиона, героя Отечественной войны 1812 года, о длине носа которого его обладатель не раз остроумно шутил… Интересно, что на известной гравюре Карделли, князь уже седой, на портрете из коллекции он еще черноволосый…

Из более поздних военачальников и стратегов в коллекции совершенно замечательный, именно парадный портрет генерала М. Д. Скобелева. Тут художник достиг не только феноменального сходства с оригиналом, но и психологической пронзительности взгляда, тем более что и здесь нам известен первоисточник, потому реально можем судить о сходстве – это фото знаменитого генерала, сделанное в 1881-ом году. Что ж, это было уже время фотографии…

Однако, покинем галерею портретов коллекции, обо всех их подробно не скажешь. Ведь тут есть и милые, также реалистичные, детские портреты, есть и очень человечное, выразительное более, чем парадное овальное изображение Петра Великого и овальный портрет Патриарха Алексия II…

Пора сказать о собственно палехском разделе шкатулок. Да, это та самая, столь широко известная русская миниатюрная живопись темперой на лаковых изделиях из папье-маше, которая развилась на основе иконописи.. Конечно, для такой миниатюры характерны, сказочные, фольклорные, исторические сюжеты, яркие краски именно на черном фоне, лиричный, романтичный, комплиментарный, плавный рисунок, изящные удлиненные формы. В таком духе исполнена шкатулка «Василиса Прекрасная», на которой и избушка на курьих ножках, и Баба Яга летит и сама красавица- Василиса, и сказочный аист… В той же цветовой гамме создана треугольная шкатулка «Портниха», та же палитра соблюдена и в смелом, динамичном изображении — «Ледовое побоище». Вообще батальные сцены и военная тематика в разделе представлены довольно широко.

Не шкатулка, а целый ларец с историческими сценами под названием «Кутузов» продолжает тему, поясняющая надпись на нем гласит – «М.И. Кутузов принимает командование армией».  Ларец благородно и тонко орнаментирован. Удлиненной формы две шкатулки несут на себе изображение Полтавской битвы со шведами в 1709 году… К батальным произведениям отнесем и роспись на шкатулке «Чесменское сражение», где – романтически написано морское сражение времен русско-турецкой войны в XVIII веке. Крен коллекции в русскую военную историю почетен и славен…

И в заключение хочется сказать об одном из самых замечательных фрагментов этой немалой художественной коллекции. Это две шкатулки с изображением стрекоз. Воистину – мал золотник, да дорог. Мастеру-умельцу удалось передать на первой, более темной, ночной по свето-цветовой тональности шкатулке, не только стрекозу, но, кажется, даже дуновение ветерка, сгибающего стебли сухого, золотистого ковыля, на который садятся стрекозы… И фоном – речные лотосы кувшинок «аккомпанируют» тишине ночи… На второй, более светлой, зеленой лаковой шкатулке мастеру удалось соединить в эстетическое единство стрекоз, их летящую хрупкость и… хрупкость полевых одуванчиков, скромных в своем легком цветении…

Коллекция, принадлежащая «ЛМЖ Технолоджи», будет приобретать со временем все большую ценность и значение. Ее можно смело выставлять в галереях и выставочных залах нашей страны. Не меньший интерес выставка коллекции могла бы вызвать в городах Западной Европы, да и по всему миру, открывая изумительное мастерство творцов русских народных художественных промыслов, русского традиционного прикладного искусства.

Станислав АЙДИНЯН,

вице-президент Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член ученого совета Государственного выставочного зала «Творчество» (Москва), член ученого совета Ассоциации художников-портретистов, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись.