Главная » Статьи об искусстве » О творчестве художницы Екатерины Абрамовой

О творчестве художницы Екатерины Абрамовой

Станислав Айдинян

Екатерина Абрамова – потомственная художница. Ее душа естественна, как сама Природа. Еще в детстве она наблюдала, как отец рисовал, как из под его рук и резца постепенно появлялись образы, – ведь Александр Абрамов, был не только художник, но и резчик по дереву. Училась Е. Абрамова в детстве в художественной школе, где была среди самых выдающихся учениц. Потом поступила в Абрамцевский художественный колледж им. Васнецова. Занималась и частным образом в художественной студии.
Однако основным, базовым ее профессиональным образованием следует считать Государственный Академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина. Так что студенческие годы она провела большей частью, на берегах Невы, в Петербурге, там она совершенствовала свое мастерства до 2007 года, когда с отличием закончила известное учебное заведение.
Выставляться Е. Абрамова стала за долго до окончания института. Ее полотна знали ведущие выставочные залы столицы. Это и Центральный дом художников в Москве, там Абрамова впервые выставилась 1998 году. На выставке, которая проходила в Государственной Третьяковской галерее, художница стала лауреатом золотой медали «Национальное достояние» Международного благотворительного фонда «Меценаты столетья». Золотой медалью «250 Лет Российской Академии Художеств» она была награждена на выставке «Академическая школа», проходившей в Малом Манеже 2007 году.
Произведения художницы побывали «с дружественным визитом» и в «дальнем зарубежье». Достаточно назвать Королевскую академию художеств в Стокгольме (2004), выставку в Культурном центре Арраса во Франции (2004), цикл выставок современных художников во Фьюджи и Вероли в Италии (2005).
Что касается персональных выставок Екатерины Абрамовой, то они проходили во многих выставочных залах и галереях, в том числе в Доме дружбы (1999), в посольстве Финляндии (2000), в Ландрасампте (Констанц, Германия, 2007).
Однако особенно хочется отметить плодотворное и широкое творческое сотрудничество художницы с Российско-Немецким домом и Федеральным центром немецкой культуры в Москве, где прошли целых четыре больших персональных выставки.
Именно такие художники, как Екатерина Абрамова должны представлять Российское искусство в зарубежных представительствах, за рубежами страны. Россия славится своей душевностью, открытостью, своими духовными, религиозными ценностями, – и в этом смысле Е.Абрамова художник очень славянский, русский.
Однако эти определяющие качества не смогли бы должным образом воплотится в серии ее художественных произведений, если бы она не обладала определенной школой, опытом, чувством кисти и живописного пространства, которые даются только с годами…
Совершенно определенно, как о большом творческом достижении можно сказать о полотнах Абрамовой последнего периода. В них чувствуется, что художнице дано видеть высокое начало жизни и отражать его. Она делает это не то, чтобы аскетически, но в цветовом отношении – сдержанно.
Возьмем, например, холст «Старче» (2007), перед нами старик священник, старик монах, и взгляд его умудрен пониманием жизни, освещен верою. В нем столько благости и смирения! Старец проявляется из темноватого фона, и темная палитра холста объемлет образ тенью священной тайны. Об этой своей работе Екатерина сказала, что создала образ человека, чья жизнь посвящена не суете, а Вечному. Не менее высокого звучания она добилась в холсте «Благоговение», – о котором говорит, что выразила в нем состояние – «Прими все с миром!». С лиц и ликов этой серии работ будто бы «стекает» благостное спокойствие, просветленность. Редко кому из художников в наши дни удается выразить возвышенное состояние прототипа, духовное состояние героя. Особенно ей это удалось, когда появились картины такого «светового» направления как «Светлая радость» (2008). Какой удивительный старик, святой, на плечо которого села птица!.. Он в монашеском одеянии, с капюшоном, в руках – четки с крестиком. А на заднем фоне – планета, луна… Веки старца полуопущены. Он совершенно живой, умудренный, понимающий. Это безусловный образ, в нем нет «канона», он не иконописен, но в нем – жизнь мудрости, спокойствия, смирения.
Чувства благоговения, которым насыщена не только одноименная работа, но все почти полотна серии, к сожалению, постепенно покидает людей в Европе, да и в России… Это детское по сути своей чувство во времена Империи с самых ранних лет культивировали, создавали, прививали. Ныне оно – удел лишь избранных, осветленных религией душ…
Той же тематической колеей шла Екатерина, когда создавала в 2006 году холст «Мудрость», в 2007-ом – «Рождество», где крылатый, белый ангел держит на руках спящее дитя. Может быть он спасает его от незримой беды, может быть он пришел к нему во сне: ведь за его плечами, за крылами – густо звездная ночь, и в дали – селение, дымки из труб над белыми малыми крышами… Бережность ангела, опустившему глаза к мирно спящему на его руках сыну человеческому… Эта работа очень проникновенна и трогательна.
Есть у Абрамовой и совершенно другая тематика. Показательна в этом отношении ее небольшая работа «Оберег. Солнце и тепло» (2007). Это наиболее «условное» полотно , на нем древний божок, прихотливый и сложный тотем, поднявший руки, слева и справа от него неясные человеческие фигуры, и все они вместе образуют неясное существо, напоминающее то ли древнюю ладью, то ли коня… Цвета тут поярче, чем в прежде рассмотренной нами серии, доминируют красный, желтый, синий. Тут есть нечто древнее, языческое, дохристианское, старославянское…
А вот непосредственно к иконописи реминисценции выступает «Храм» (2008). Белое строение это будто сошло со страниц летописи, и напоминает более дворцовый теремок, чем, собственно, храм. Но храм здесь предстает в широком смысле слова – жилище человека светлого духом и чистого жизнью есть храм! Порукою тому – простые лица, фигуры (он и она), в темных проемах, окнах, входах этого жилища-храма.
Еще одно направление в живописи Е. Абрамовой – натюрморты. Совершенно детским выглядит условный натюрморт «Ягоды» (2007), будто это не сама она рисовала, а кто то из трех ее детей в раннем детстве. Материнство дает художнице особое чувство сопричастности земле, семье, материи ее союз с мужем Владимиром светел и ясен, поскольку полон любви. Она и картины свои любит как детей своих, хотя и отпускает их в мир как матери отпускают своих детей в жизнь. В этом плане показательна картина «Качели любви» (2008), где передано состояние юных, будто сошедших с качелей – юноши и девушки, и их мир – в юном задыхновении! Они ощущают полноту жизни! – это чувство мы хорошо знаем в детстве, в юности.
Есть у Абрамовой и картины преимущественно символические. Такие например, как встреча. В ней два образа – мужчины и женщины, там мужское начало и женское, плывут друг к другу в лодках. Или так же символичный холст «Ловцы счастья» где толпа людей сочками для бабочек (!) ловит прямо из воздуха каждый свою рыбу. Так изображена «суета сует» мира сего. Здесь еще раз проявилось христианское начала души художницы. Не покидало оно ее и тогда, когда она создала свой образ Чаши Грааля, и назвала его «Чаша жизни» (2008), там на краю чаши присела, раскрыв крылья, птица…
С точки зрения стиля, в котором работает художница, мы не склонны согласиться с определением ее творчества как относящуюся к стилю «модерн». Возможно, художница действительно любит этот стиль. Однако характерных черт этого направления, имеющего в мировом искусстве такие еще имена как «югендстиль», или «ар нуво», мы у Екатерины Абрамовой не смогли обнаружить. Нет у нее ни овально оплывших форм, ни трехструнности, ни холодных женских орнаментальных ликов, ни самодовлеющей и прохладной декоративности, нет и декадентского истомного изящества. Без этих черт, нам знакомых особенно по графике Обри Бердслея, стиль «модерн» не представим! Екатерина Абрамова шире, как художница, стилевых определений, хотя совершенно легко узнаваема, ибо сумела уже давно выработать свой неповторимый авторский стиль.

Станислав АЙДИНЯН,
член правления Международной Ассоциации содействия культуре,
искусствовед Федерации Акваживописи,
член экспертного совета Ассоциации художников-портретистов,
член Союза Российских писателей