Главная » Статьи об искусстве » Певец лазоревых далей

Певец лазоревых далей

Станислав Айдинян

Художник-священник, отец Александр Егоров – певец лазоревых, закатно-облачных далей. На его художественных работах – исполнены ли они красками на холсте, или акварелью, либо темперой по бумаге – всегда есть Небо, оно играет особую роль, даже если это всего лишь световая полоска, или просветы сквозь ветви деревьев…Это впечатление возникает оттого, что почти каждое изображение у отца Александра буквально наполнено неярким, но столь выразительным светом! Этот свет раскрывает крылья пространства. Он создает «световое наполнение», его неброская доминанта насыщенности не может быть достигнута просто техническими средствами, тут другой свет, тот, который поднимается от глубин души, упав туда с неба…
Не будет преувеличением сказать, что отец Александр близок к Природе. И многие художники-реалисты близки к ней. Отличие же отца Александра в том, что он сам, его художественный взгляд находится как бы в самой природе. У него нет отстранения от пейзажа, он – в нём. Испытываешь как бы эффект присутствия. И никакая художественная условность, а некоторая мера такой условности в произведениях о. А.Егорова наблюдается, не меняет этого ценного качества. Вот что не хватает тем, кто, любуясь пейзажем, аккуратно выписывает детали, рисует, «правильно распределяет» свет, «растворяет» его в композиции, исключительно холодно рассчитав колористический эффект. Нет, тут свет появляется спонтанно, он не рассчитан, а рожден непринужденной, естественной кистью…
А вот что говорил о свете сам священник-художник: «Каждый человек несет в себе свою природу – он от света, или не от света. Если свет в нем победил тьму, значит он близок Богу, если свет нарастает, то он становится святым… Цвет и свет по природе очень близки. Я, как художник, ощущаю свет, я вижу мелодию света. Только нота зазвучала, зазвучала музыка, я вижу световое ее продолжение… Есть дороги, духовные колеи, которые душа угадывает… Это Гармония – особый строй, особый ритм… Когда это слышишь, видишь, душа не умирает… Сейчас много тьмы, даже во храмах… Когда верующие молятся, а молитва не проходит через сердце. Монахов молящихся без чувства Серафим Саровский уподоблял черным головешкам, лишенным духовного пыла, огня. Библия начинается со Света. Мы должны научиться видеть свет внутри себя и в другом человеке и научиться творить этим светом. Есть христианская традиция исихазма, о которой много спорят, поиски фаворского света. У многих русских духовных философов — или предчувствие, или понимание Света… И понятие Соборности близко Свету – это созвучие, соцветие, гармония, — когда мы все разные, но в вере в Бога сливаемся в одно…».
Да, когда душа ищет света, она свободна. И возникает Творчество, которое сопутствует высокому поиску Бога. Отец Александр отличен от иных священнослужителей тем, что он придает немалое значение Искусству и духовной свободе, но только той, которая освещена свыше Гармонией. Он много, очень много путешествовал по миру, по Европе и Азии, был и на Афоне, который называет образно «монастырской республикой», столько там разных монастырей. Он говорит, что служба в каждом из них идет по-разному, во время богослужений поют по-разному, в одних молятся с заката до рассвета, в других , образно говоря, — от рассвета до заката… Но везде поиск истины, поиск святого образа жизни, своя благодать. Каждый верующий несет свободу духа, который нас животворит, одухотворяет. Он говорит: «В этом я вижу Свет. Я вижу его в иконах, в музыке, в поэзии. В России Христос – тоже свет, только не для всех проявленный…»
Много акварелей, холстов, зарисовок, этюдов, эскизов отец Александр привозит из своих путешествий. Так были созданы – валаамская и соловецкая серии – из путешествий к монастырям. Нельзя не упомянуть в этой связи его прямо пронзительную по высоко освещенному таинству темперную работу «Соловецкие старцы». Холст «Зимние сумерки» (1991) показателен в том отношении, что представляет собою венец целой серии деревенских пейзажей. Как правило на них – в закатной или рассветной полумгле – облики деревенских, русских – церквей и церквушек – каменных, деревянных, колоколенок и больших, полнозвонных монастырских колоколен…
У отца Александра особый световой дар богато проявляется в тех работах, где он рисует снег… Снег отражает небо и многие отмечают эту снежную, нежную поэтичность, которую достиг художник. Он любит и умеет вместить в себя и отразить ширь русскую, любит изобразить дорогу, уходящую вдаль, как, например, в его «Дороге к храму»… На многих работах русской деревенской тематики наблюдается еще одна черта его творческой манеры – он умело придает естественность, уют изображению, когда рождает впечатление насыщенности, благодаря бытовой детали, такой как частокол – частый древесный заборчик с просветами… Или близкое к нему по впечатлению, «частоветвие» — осенне-оголенные, замершие перед зимою, древесные стволы и сложносплетенные на фоне неба – ветки… Наполненность, объемность и естественная лиричность, освещенная сдержанным светом…
К еще одной, также основной линии творчества о. А.Егорова отнесем след закономерного, но своеобразного влияния на его творчества русской иконописи. Есть целый ряд работ, где у него появляются фигурки старцев-монахов с нимбами, странники благословляющие… Немало сюжетов с ангелами в небе, особенно, если на картине монастырь, или условно-иконописно данный город – над ним в развернувшихся небесах может предстать и целый сонм апостолов, ангелов, святых, – вокруг образа Вседержителя… Иной раз – одинокий, с нежно-женственным ликом, ангел в небе, где радуга над колокольней, озером или монастырем…
Фигурируют в легендарно-этнических листах и холстах — древнерусские птицы Гамаюны, а порой даже сказочные львы, будто сошедшие со старинных печных изразцов, или из стародавних рукописных книг, или свитков рукописей… Это – фантастико-легендарный срез творчества.
Наблюдая многие выставки и серии картин отца Александра, убеждаешься, что он и настоящий профессионал, когда-то учившийся на художественно-графическом факультете МГПИ им. Ленина, с другой стороны сказывается и его избрание – священничество, и то, что учился он и в Святотихоновском Богословском институте. Оба призвания в сей судьбе и жизни равноярки в проявлении. Именно Библия учит судить не по словам, а по делам. Здесь же слово не расходится с делом, краска с холстом, которого касается столь чуткая к русской природе и к вере православной, кисть…

Станислав АЙДИНЯН,
вице-президент Российско-итальянской Академии Феррони,
директор культурных программ «Спейс»