Главная » Статьи об искусстве » ТВОРЧЕСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ – о М. Крюкове

ТВОРЧЕСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ – о М. Крюкове

 

Творчество Михаила Крюкова продолжается. Оно развивается, как и ранее, в форме и содержании, стилистически восходя к традициям западноевропейского классического искусства. Татьяна Михайлова, продолжающая академические штудии с художником, неустанно ведет его по пути пристального вглядывания в реалии и виды Европы…

Он по-прежнему занимается профессионально медициной, иглотерапией, не оставляя начатого ранее освоения изобразительного искусства.

Вспомним его городской пейзаж «Мост в Риме», там и сам мост, и его отражение в речной воде оригинально и умело подчеркнуты нависающими на переднем плане безлистыми ветвями… Так создается оптический эффект объемного изображения… И вся световая тональность этого холста будто озарена вечерним сдержанным светом, который мягко притягивает взгляд зрителя.

Философский контекст художник обретает, когда пишет картину «Единство противоположностей». Тут сказочный цветок склонился к странным камням, напоминающим издали металлические снаряды, или пули. Они причудливо, овально положены в саду друг на дуга — в шатком, непрочном равновесии. Странность заключается и в форме и в металлическом блеске этих камней. Впечатление дополняет расплывчатый розовый фон, чем-то ирреальный, увиденный как сквозь увеличительное стекло. Что касается названия, то автор имеет в виду разность меж душою цветка, растения и спящей минеральным сном душою камня!…

Наиболее обаятельным достижением художника Михаила Крюкова можно смело признать холст, названный «Незабываемое». На нем белые цветы с длинными пестиками, сопровожденные зелеными листьями, – на фоне еле видного окна. Цветы поставлены в лиловыый керамический горшок. Чем же замечательна столь несложная по сюжету и смыслу работа? Она замечательна своей удивительной цельностью, тотальной соразмерностью всех планов и цветовой палитры холста… Не мешает даже некоторая зеленоватая блеклость основного цвета  фонового пространства. Прочно, по-настоящему на писана эта работа . На ее фоне холст «День рождения у моря» –смотрится как свежий и правильный в цветовом отношении, но все же этюд.

М.Крюкова издавна привлекали экзотические темы – ему удалось создать атмосферу старинного деревянного, конечно, парусного корабля. Как он это сделал? А просто изобразил стоящие на палубе две деревянные бочки, — одна по больше, другая поменьше. Желто-коричневый тон на первом плане преобладает. А дальше – за перилами борта – до горизонта – море без конца и края. Линия горизонта – ключ и сердце всего построения композиции. Над горизонтом светлеет голубеющая даль. Человека нет на этой картине, но он ожидается, вот-вот придет.

Обратимся к одной из последних работ художника. Перед нами – зеленый с желтым оттенком лес – на переднем плане; потом следует густое серебро реки, текущий в сторону холмистых гор. За горами – белесое небо. Что удалось выразить художнику? В первую очередь выразить удалось – завороженность Природы, ее Тишину. Основной цветовой акцент картины падает на белый высвет в центре текущей реки, – он  будто в ступает в световой диалог с ровным белым  «полотном небо». Запоминается и уютная плавность береговых линий, и плавность гор-холмов. Древностью необжитого пространства  веет и от леса, и от реки, и от предгорий, и от неба – все словно насыщенно звенящей тишиной. Художник сумел создать атмосферу, выразить настроение…

К работам того же периода относится и другой холст, основной «герой» которого – Горизонт. По направлению к горизонту  ведет гряда прибрежных камней, валунов, они, как каменные странники вошли по грудь в воду, чтобы остаться в ней на всегда… Над ними – обширнейшее серое небо. Четко прочерчена линия горизонта. Золотист песок берега на переднем плане и кажется, что еле слышан тихий прибой.

Есть у живописца М. Крюкова в его авторской коллекции своеобразные «триады». Сначала рассмотрим триаду античных по форме кувшинов, которые стоят на песке, отбрасывая нечеткие тени, над ними голубеет небо. Название картины образное – «Втроем на берегу». Один кувшин высокий, похож на греческую амфору. В этой композиции он играет явно мужскую роль. Рядом с ним кувшин иной, более женственных форм, сходного, аскетичного, приглушенного  орнамента. Он тут играет женскую роль. А передними приземистый, почти плоский, тоже очень древних форм сосуд из глины с ручками, довольно узким горлышком. Возможно, в таких некогда хранилось оливковое масло. Этот толстый малыш смотрится как керамический «детеныш» первых двух. Тут наблюдается несомненный антропоморфизм, «человекоподобие» всей живописной глиняной группы, триады кувшинов. Тема этой триады вроде как наследует свою троичность от больших «темногорлых» кувшинов с более ранней картиной М. Крюкова «Афинский погреб», где абрисы очертания глиняных кувшинов столь же четки, как и в картине «Втроем на берегу». Только в «Афинском погребе» кувшины даны на фоне сложенных из камня пола и стен.

Рассматривая многообразие творческих поисков живописца последнего периода, в новых обретениях находим и резко своеобразные работы. Например – «Подружки». На глухом коричневатом фоне даны два белых цветка с зелеными листами. Издали они похоже на орхидеи. Однако по статичности, неподвижности изображения  возникает эффект орнаментальности. И цветы выглядят срисованными со старинного рисунка, с орнамента.

К другой стилистической манере относится холст «Осенний вечер в старой Риги». Этот городской пейзаж совсем не напоминает увиденный нами ранее «Мост в Риме». Рижский пейзаж импрессионистичен, на речной  воде блики, не длинные, как на картинах Чурлениса, а более короткие, локальные. Над речным каналом – крупномазочное пастозное марево листвы, которое наклоняется к воде, неся к ней желтоватую палитру осени. Не сразу прочитывается пристань, похожая на кораблик близ домика на берегу. Основной тон здесь какой то сказочный и, конечно, очень осенний.

И совсем уж напоминает простеца Руссо Таможенника холст, расширительно названный «Планета Земля». В духе неопримитивизма изображен парк с трехяруснвм синим фонтаном, от которого – расходятся во все стороны тропинки. На переднем плане за частокольчиком ограды — растение, напоминающее агаву. А вот по тропинке ведущей к фонтану – вроде как гуляют цветы!… На самом деле цветы венчают то самое растение, похожее на агаву, что на переднем плане. Но создается оптически впечатление, что цветы сами по себе пошли гулять по зеленой  траве, по песочной  тропинке. Зеленые кущи парка нарисованы пастозно и горизонт здесь на небе фигурно, условно овальный; как в мультфильме нависают над парком три малых белых облачка. Эта картинка, нам кажется, – из детской мечты, из идиллии. Этакий безлюдный рай на Земле. Или увиденный малым ребенком Версаль…

Отрадно отметить, что М. Крюков продолжает интенсивно работать со все новыми сюжетами, стилями, техниками. Формируется многогранное «я» творческой личности, стремящейся не только врачевать людей, но и видеть, отражать земной мир в его цветах, радугах и красках…

 

Станислав АЙДИНЯН,

заместитель председателя Творческого союза профессиональных художников, почетный член ученого совета Ассоциации художников-портретистов, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины, искусствовед Федерации Акваживопись.