Главная » Статьи об искусстве » Художница Аида

Художница Аида

Станислав Айдинян

Полотна и графика Аиды наполнены светлым, воздушным, мечтательным чувством. Она хорошо чувствует пространство и воплощает его тонкой, изящной, очень женственной кистью…

Аида Ханемайер родилась в Эфиопии, в городе Ассаб, где работали ее родители. Имя Аида получила по героине оперы Верди, эфиопской принцессе Аиде. Это имя и, одновременно, творческий псевдоним художницы. Родовая ее фамилия по отцу – Лисенкова. “Аида” – так она подписывает свои картины.

Училась Аида Лисенкова в художественной школе в Москве, в 1988 году закончила Московский полиграфический институт, его художественно-графический факультет. Теперь это Московская полиграфическая академия.

Если судить объективно, Аида на самом деле, можно сказать, институт окончила дважды. Сначала отец привозил ее на занятия и она училась со студентами вечернего факультета неофициально, по воле друга семьи, Бориса Анатольевича Шолохова, любимого ученика П. Корина.

Б.А.Шолохов – учитель любимый, но не единственный. Ведь Аиде в Институте преподавали М.Митурич, Дм. Бисти, А. Котляров, М. Васнецов, Е. Адамов, В. Рывчин…

Первые художественные переживания, осветившие душу, таковы: в шестилетнем возрасте: на девочку большое впечатление произвела древнегреческая скульптура “Смерть Лаокоона”, гипсовую копию которой она увидела в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина, бывшем Музее изящных искусств.

Аида рассказывает, – В мраморе предстали трагические образы – Лаокоон и его сыновья, которых душат змеи. Аида была потрясена, много думала об этой работе. Размышляла о том, с какой мощью древнему скульптору удалось победить пространство и время…

Сразу после окончания Института, Аида прошла немалую протяженность пути художника-полиграфиста. Сотрудничала с “Внешторгиздатом”, “Роскоопторгрекламой”. Много лет занималась выпуском изданий различного характера, это были и детские книжки-малышки – стихи С.Маршака, Агнии Барто, “Занимательная математика” Перельмана, “Слово о словах”, журнал “Боевые искусства”; около 150 рисунков наглядного обучающего пособия по грамматике для глухих детей… Создала макет и красочно иллюстрировала книжку альбомного формата “Пальчиковые игры” для издательства “Карапуз”, разработанные психологом Т.Михайловой, где у нее виртуозно нарисованы в движении пальцы человека… Была создана и целая серия книг на английском языке, среди них культурологический словарь “Words about Eloquence”. Она создала художественную концепцию и иллюстрировала множество номеров журналов “Этнополис” и “Русско-британская кафедра”. В приложении к журналу “Крестьянка” вела раздел мужской моды, делала рисунки по описаниям, сделанным модельерами. Разрабатывала логотипы фирмам. Сотрудничала с множеством издательств, количество которых приближается к 100-а. Например, очень хороши ее обложки к научным книгам, таким как “Анонимность, безличность, виртуальность”, “Преступление и наказание на британских островах в XVIII веке”. Также профессиональны и иллюстрации к научно-популярной философской книге Вл. Быченкова “Торжество Минервы” и к его же научному труду “Институты”.

Аида немало занималась творчески акварелями и графикой, писала маслом по холсту; начала пробовать пастозную манеру письма, которая на несколько лет стала доминантной в ее творчестве. На третьем курсе института посетила Германию, поездка также оставила по себе творческий след.

В 1990-м году прошла первая персональная выставка Аиды, организованная Союзом художников в выставочном павильоне в Калуге, городе, где в те годы она очень часто бывала. Представлено было больше сотни графических и акварельных работ. С тех пор началась выставочная деятельность. Художница прошла период увлечения флористическими объемными работами, — жасмин, сирень, маки, ирисы, подсолнухи, яблони в цвету, — все эти живые воплощения земной красоты становились темами ее произведений.

В первой половине 1990-ых годов Аида увлеклась авангардным искусством, участвовала в коллективных выставках современного авангарда, проходивших в Калуге. Тогда появился ряд авангардных по стилистике работ, среди которых было и сегодня наблюдаемое на ее вернисажах “Рождение Земли”, центральная часть триптиха “Сотворение мира”. Одна из подобных работ находится в частной коллекции в Лодзе, в Польше, где также проходила персональная выставка Аиды, другая работа – в Германии…

Несколько этапных для нее выставок прошло в Калуге, в частности, в 1994-ом году в Калужском региональном филиале Промстройбанка, где была устроена тематическая портретная выставка. С жанром портрета у Аиды Ханемайер особые “взаимоотношения”. В начале это были и автопортреты и портреты родственников – деда, бабушки, сестры. Она показывала некоторые свои портретные опыты в Суриковском институте. Ей было всего 15 лет, когда Аида сделала вид, что она – абитуриент, что поступает в вуз, это нужно было ей, чтобы узнать мнение о своих данных… Преподаватели исключительно высоко оценили именно живописную одаренность юной художницы, проявленную ею, когда она создавала портреты. Портретов она создала очень много и в этом ее особое призвание. Недавно она написала портрет хирурга-офтальмолога доктора В.К.Зуева, ведущего специалиста столичного офтальмологического центра имени Федорова. Зуев — врач, берущийся за невероятно сложные операции, от осуществления которых другие отказываются. Поэтому можно сказать, что это портрет героя Медицины…

Загородные пейзажи – сельские, дачные, деревенские мотивы пришли в ее творчество в ученические годы. Ее пригласил в поездку студентов на практику, на пленэр Б.А. Шолохов, как мы уже говорили, друг ее семьи, преподаватель Полиграфические института, и тринадцатилетняя школьница в поездке стала рисовать пейзажи — Боровский цикл, Пафнутьев монастырь. С тех пор в ее творчестве стала развиваться пейзажная линия, манера художницы со временем менялась и развивалась, приобретая некоторые черты импрессионистичности, светлой освещенности домиков в мерцающей зелени. Аида каждый год неизменно посещает свой дачный домик на берегу Волги и привозит оттуда серии пейзажей. Какая цветущая проникновенность ждет тех, кто всмотрится внимательно в эти дачные домики, в их теплый, летний, очень русский уют! Это в полной мере относится к ее работам “С добрым утром”, “Утро на даче”, “Дачная улица”, “Садовые участки” и многие другие.

Аида может создавать и достаточно неожиданные вещи, как ее длинный, горизонтально построенный холст “Рассвет на Волге”. Это тихая панорама водной глади, ширящейся от берега до берега. И рыбаки на лодке дополняют рассветное впечатление. Все это реалистичные работы, очень человечные, полные чувством… Зимний пейзаж в Тарусе, исполненный акварельными красками, пришелся по душе художнице в 1989 году. В Тарусе она побывала в свадебном путешествии. В том же, 1989 году вошла в Творческий союз художников России, тогда – Международную федерацию художников при Юнеско. Вид на имение Бутурлиных появился оттуда же, он таинственен и грустен. Это вид полуразрушенной дворянской усадьбы. Пейзажи писала и в ранней юности и на Истре…

Урбанистические работы художницы… Городские пейзажи. Это были серии, посвященные Москве, Львову, Тарусе, Волгограду, Калуге. Нет, их не меньше, чем “загородных”… У нее есть серия “Москва златоглавая”, куда входят изображения снежного города. Тут и Спасская башня в непривычном, оригинальном ракурсе, и очень удачно нарисованный, на наш взгляд, Новодевичий монастырь. Есть и внесерийные работы, такие как “Московский сквер”. К серии стилистически примыкает и самостоятельный, по теме иной “Сергиев Посад”, тем не менее сходный по формату и манере исполнения.

Холст “Москва и москвичи” изображает Кузнецкий мост, причем дает его таким, каким он был в советскую эпоху, в 1986 году. Есть что-то в этой работе исключительно цельное, гармоничное, что приковывает взгляд. В 1999 году городские пейзажи на прибалтийскую и калужскую тематику были представлены в ЦДХ на “Золотой кисти”; работы имели успех у зрителей. Ими интересовались, их обсуждали, чувствуя, видя их поэтичность.

Из созданных уже в ХХ веке московских работ Аиды особенно проникновенна работа “Скамейка у Патриарших”. Тут трагическая лирика. Изображен сквер у прудов, некогда воспетых М.Булгаковым. Пустующие зимой скамейки, одинокий прохожий на заснеженной, обледенелой аллее. Женщина, гуляющая с маленьким ребенком… Даже не фигуры людей, а почти силуэты. На скамейке, в массивной урне и близ нее на снегу – сломанные брошенные розы, и мы догадываемся – девушка не пришла на свидание, и юноша сломал цветы в гневе и отчаянии. Или девушка пришла, и сказала, что больше нет любви, что все кончено, что в ее сердце теперь – другой!.. Именно этим была когда-то сильна русская жанровая живопись, — силой обобщения… С этой работой сравним по проникновенности холст “Арбат”, где изображена потерявшаяся одинокая собачонка в ошейнике с волочащемся по земле поводком, до потерявшейся нет никому из людей дела… Здесь боль одиночества, оставленности…

Пробовала Аида, и не без успеха, рисовать жанровые исторические работы, посвященные прошлому России, той еще, стародавней, былинной, где в теремах томились красны девицы. Их то, тех барышень и любит изображать Аида.

С 2001 по 2003 – Аида работала на “Мосфильме” художником-графиком, потом главным художественным редактором в Издательстве Бауманского института.

После ретроспективной, большой выставки в исключительно элитарной галерее “Ардена”, расположенной недалеко от московского Кремля, Аида Ханемайер подготовила к показу новую экспозицию “Город, люди, цветы”, которая предстанет перед ценителями прекрасного в выставочном зале Московского общественного фонда культуры. Старинный особняк, где находится зал, расположен на Проспекте Мира, в нем проходят выставки многих признанных мастеров отечественного изобразительного искусства.

Заслуженный деятель искусств Российской Федерацией Степан Водчиц, побывав на одной из выставок нашей героини, жрицы кисти, написал: “Творчество Аиды свободно от какой бы то ни было конъюнктуры, но не от культурных традиций, являющихся постоянным источником вдохновения. В лучших ее работах эти качества проявились со всею полнотой и яркостью”. Авторитетная газета “Культура”, в лице ее художественного критика Эльмиры Исаевой, не менее высоко оценила представленное в “Ардене”: “С одной стороны, техническое мастерство: динамичность, экспрессивность, четкость рисунка, лаконичность линий, точность штриха, мазка, пятна. С другой стороны – психологизм: ритмичность, музыкальность, высокий эмоциональный потенциал ее картин, их притягательность, созвучность внутреннему миру – все, что резонирует в душе…”

От выставки к выставке дар Аиды находится в движении, в совершенствовании. Она не останавливается, у нее есть и душевный жар и желание пробовать новое, творить. Ей предстоит еще немало поисков и находок на столь многотрудном (особенно в наши дни) и, одновременно, столь вдохновенном творческом, да и жизненном пути…

Станислав Айдинян,
искусствовед Федерации Акваживописи,
почетный член экспертного совета Ассоциации художников-портретистов,
член Союза российских писателей.