Главная » Статьи об искусстве » ХУДОЖНИК ПЕТР КОЗЬМИН – ОБРАЗЫ, ОРНАМЕНТ, ПРИРОДА

ХУДОЖНИК ПЕТР КОЗЬМИН – ОБРАЗЫ, ОРНАМЕНТ, ПРИРОДА

 

Так уж повелось в истории мирового искусства, что заметные таланты обладают не только художественной одаренностью, но и особой отмеченностью Судьбой. Художник и график, Петр Георгиевич Козьмин родился в Чикаго в 1956 году. В США его родители попалили не как эмигранты, некогда оставившие СССР, а как «перемещенные лица», бывшие заключенные германского концентрационного лагеря, которых как «рабочую силу» переправили за океан после того, как они оказались на территории «союзников». Понятно, что их, как бывших военнопленных в России в те репрессивные времена ждал бы тот же лагерь, ибо военнопленные автоматически считались изменниками… Однако, претерпев в США многие испытания, — в то время над Капитолием проносилась буря маккартизма и везде искали «призрак коммунизма», после немалого международного скандала семья бывшего советского военного летчика смогла вернуться летом 1959 года в Москву. Вот так началась еще детская биография будущего художника в советской тогда России…

Из самых первых своих рисунков Петр помнит, как лет в шесть, перерисовывал цветным карандашом пограничников и «цветные в клеточку домики, над ними много светлого неба с огромным солнцем»… Потом пошло раннее детство в Запорожской области, там Петр стал заниматься с двенадцати лет в Бердянском Доме пионеров. Вот тогда и произошел случай – Было уже поздно, родители отправили Петра спать, а на него низошло вдохновение, захотелось творить… И вот на сверкавшей инеем промерзшей зимой стене дома он водными красками изобразил лица легендарной ливерпульской четверки «Битлз». Заметив, что сын не спит, мама хотела отругать его, но вдруг передумала, привела отца, и оба они в восторге воскликнули – «Будет художник!..» Утром изображение растаяло и исчезло, как если б его и не было. Но талант у Петра, вспыхнув, проявившись, остался на всю жизнь… Осознанное призвание подтвердилось со временем учебой и новыми работами. Семья перебралась из Украины в Россию, поселилась в посёлке городского типа Первома́йский в Щекинском районе Тульской области. Там Петр продолжил учебу уже в девятом классе. Именно тогда почувствовал до глубины, по-взрослому серьезность своего выбора – быть художником. Особенно этому способствовали регулярные занятия в изостудии, которую вел замечательный педагог Евгений Иванович Кусков, о котором Петр вспоминает – Евгений Иванович был одержим искусством, он был небольшого роста человеком, очень добрым, обладавшим неуемным темпераментом. Ученики постоянно беседовали с ним, штудировали литературу по искусству. Появилась возможность изучить на практике пластическую анатомию. Художники по очереди позировали друг другу, познавая нюансы светотени, формы, учились улавливать и отображать характер…

Пришел день и Евгений Иванович сказал Петру Козьмину, что тот уже стал настоящим художником-акварелистом, он сказал, что уже дал юному художнику то, что мог и что пора продолжить учебу в художественном училище.

Петр сделал попытку поступить в Рязанское художественное училище, но эта попытка оказалась тщетной – оценка была снижена не по творческим и профессиональным качествам художника – снизили ее за поведение, ведь шел период юности, время, как говорится, «бури и натиска»… «Долго не думая, с полученным экзаменационным листом «зайцем», без денег, добрался до города Касимова, где успешно поступил в Педагогическое училище на художественное отделение, сразу на второй курс…». Оказавшись в старинном городе на живописных берегах реки Оки, он вспоминал заповедание учителя своего Евгения Ивановича, который говорил ученику – «В любое свободное время садись и рисуй или делай этюд». Впитывая дух Природы и Старины, Петр прислушиваясь к преподавателям училища, развивался как художник, И далее – решающий «аккорд» уже высшего художественного образования – поступление в Московскую государственную художественно-промышленную академию имени С. Г. Строганова, где его учителями стали В. Дьяков, А. Лапотко, А. Селезнев и уважаемые другие…

 

В Строгановке многие преподаватели, как и ранее в касимовском училище, считали, что обучение у Петра идет лучше всех, и он подает хороший пример работоспособности и освоения мастерства всей студенческой группе. Потому его и защищали от неприятностей, которые ему грозили по дисциплинарной линии, ведь юность и связанные с ней эскапады тогда еще не закончились. В 1989 году Петр оканчивает высшее образование, он уже творец с определившимися стилевыми наработками, со своим творческим почерком. В СССР тогда шла перестройка, разрушались такие порождения социализма как художественные комбинаты, обнищал Художественный фонд. Многие живописцы и графики, скульпторы лишились средств к существованию. Петр Козьмин вспомнил, что если не историческая, то фактическая его родина – США. Коль в новой России стало не на что жить – решено испытать судьбу за границей. Получив паспорт США «по праву рождения», Петр упаковал картины, свернув их в рулоны, отправился открывать для себя и покорять Америку. Приехав, обосновался в ярком, пестром в национальном отношении Нью-Йорке. В 1993 году он был замечен русским каналом американского телевидения. Телеведущий Александр Гордон, тогда живший в США, снял о творчестве П. Козьмина телевизионный фильм, который в том же году вышел в эфир. Петр там, на другом континенте, общался с творческими людьми, не прекращал рисовать, продолжал художественный поиск. Однако…

 

Приехавшие из России художники подделывались под местные вкусы, эксплуатировали прямо и сатирически «советскую», как говорится, «совковую» тему. Петру же чужда та модная колея поверхностной, псевдосоциальной тематики, которая была особенно в ходу. И вот Петр осознал, что не хочет полностью становиться американцем. Решил остаться верным себе, своим взглядам, брать темы «общечеловеческие, философские, вечные»… В США он пробыл с 1992 по 1994 годы, поле чего последовало возвращение в Москву, где он поселился с матерью близ Рижского вокзала и продолжил некогда начатое.

 

С 1991 по 1996 годы, по словам художника, сформировались в своей решающей основе стиль почерк, направление творчества. Он создал свои — своеобразие, неповторимость, узнаваемость…Не каждый из ныне работающих художников достиг этого!.. Многие живописные работы, составляющие основу его уникальной авторской коллекции были сделаны именно в этот плодотворный и знаменательный период.

 

Чаще всего, развивая свой мир, Петр транслирует кистью на холст фигуративные изображения. Например, работа 2015 года «Женское видение» — две женских полуфигуры, черты лица их вроде современные, а «лепка» плотно лежащих волос отдает реминисценцией к стилю «модерн», таковы же на переднем плане стебли растений, которые тонко орнаментальны. В центре картины «Женское видение» Глаз Видящий, и мы постигаем, что в понимании художника женщина видит по сути, как видит, должно быть, Природа…

Если внимательно разбираться в творческом багаже Петра Козьмина, то уже в ранних

его работах отмечено размышление о сути женственного в природе и культуре. В 1994 году Петр пишет диптих «Ева и Фавн». Конечно, как свойственно его манере, образы поданы на фоне сложного красочного плетения орнаментальных символов. Тут женственность изображена в дремотном забытии – «дремотна Праматерь-Природа!»… Яблоко в руке Ева держит прямо у лона… Плечи ее прихотливо и игриво вздернуты – она в дрёме неспешно зовёт, привлекает… Но в диптихе пáрою ей – не традиционный для Евы Адам-прародитель, родоначальник человечества, а Фавн, символ первозданной Природы, естественной зелени летних рощ и лугов, где чуткий слух слышит его античную свирель… И тут – догадка – отчего дремлет Ева, — именно Фавн приносил древним предсказания, которые раскрывались во сне!.. Фатуя, дочь Фавна, его женская ипостась, отождествлялась с Иллюзией, Майей, Видением из сна…

У Петра Козьмина картина «Иллюзия» — это просто образ красивой, стройной женщины, одетой по моде конца ХХ века… Говоря об отражениях темы женственности в творчестве художника не обойдем вниманием холст «Мир Женщины» (1996). Картины цикла, к которым принадлежит это полотно, причудливо-пластичны. Пространство вокруг образа плавными всплесками будто «утекает» вдаль… Поза экстатична. Руки подняты к волосам, струящимся таинственным, красно-черно-желтым орнаментом… Основной акцент – немое общение женщины со сновиденными образами сказочных малых крылатых существ. Может это эльфы из сна?.. Сдержанные краски фона лишь подчеркивают фантастику и лирику созданного образа. Орнаментальность, без которой не представишь творчество Петра, была зорко наблюдаема им еще у классического Густава Климта, но у Климта орнаментальность более линейна, будто бы стекает по полотну. У Козьмина же орнамент диффузно распространяется по холсту, самоцентруется и самовозрождается, претворяясь во все новые «извивы» и образы… Гамма цветов его очень разнообразна, хотя попусту не кричит излишне яркими красками… Он любит, по его признанию, «цвета в сочетании, золотистые, теплые до красного, сочетая их с голубыми до черного»… Само то, как сказал об этом художник, свидетельствует о том, как он объемно ощущает весь спектр «цветового круга» отражений Природы…

 

О своей новой, богато-орнаментальной, очень интенсивной работе «Истоки» (2015), автор Петр говорит, что художественно решительный шаг – дать ведическое видение мира. Очистить его от шелухи ложного понимания, от мертворожденных философем. И в этом контексте это картина-размышление о прошлом и настоящем…

 

На наш взгляд особо проникновенным и эпическим у Петра Козьмина получился талантливо возвышенный холст «Прозрение» (2008). В женственном облике «Прозрения» — чуткая строгость, почти каноничность. Взгляд женского лика пронизителен – прежде всего выразительны взгляд, глаза. В то же время лицо «отцентровано» бликами-лучами, будто от него исходят эманации… Не нимб, а именно мерное свечение, переливающееся легкой воздушной, калейдоскопической игрой бликов, дополнено четкими нитяными линиями лучей, исходящими из того же вечноликого источника. Из анатомии мы знаем, что человеческое лицо построено так, что одна его часть никогда точно не повторяет вторую, противоположную… Тут же симметрия резко-намеренная, поскольку лик символичен по своей сути. Фоном ему – ряды прямых пространственных разделов. Возможно, это колонны Египта или Атлантиды, почившего под волнами Города Золотых врат… И еще яснее символика раскрывается нам, когда замечаем, что солнечный планетарный диск над женским ликом зависает в пространстве над левой частью головы – левополушарные люди обладают рацио, — логикой и анализом… Однако равномерность черт лица говорит о строгой соотнесенности, и, таким образом, о эпической гармоничности лица изображенного человеческого существа. Проникновенность, пронзительность, молодость лика зовут к жизни, к универсальности, к загадке высокой женственности и напоминают об идее Матрейи, матери миров…

 

Обаятельнейший из циклов кисти Петра Козьмина – это цикл, где хвостатыми живописными героями стали коты. Сразу скажем о полотне, одном из основных в «кошачьем» цикле. Это «Завтрак» (2000). В названии этой работы если чего и не хватает, так это восклицательного знака!.. Тут явлены два черных, могучих, упитанных кота. Они во всеоружии внимания – сейчас им несут вожделенную любимую еду. Коты изображены за круглым столом, они почти антропоморфны, но при тени антропоморфности они остаются все же собою – котами. То, что на столе – (красный рак, бананы, кусок чего-то) – не в счет. Завтрак в напряженно ждущих глазах кошачьих «гастрономов». Его несут! И в этом лукавство и ирония художника. Он изобразил в глазах котов то, что ожидается, то, чего фактически еще нет. Так что это апофеоз вожделенного кошачьего ожидания – психологически холст обусловлен таким движением, которое может заметить только внимательный наблюдатель. А вот у другого кота, он автором назван «Охотник» (1996), в доминанте другой динамический, подвижный мотив. Кот вскочил лапой на стол, на котором покачнулись, почти упали ваза, бутылка, рюмка. Куда же повлекло увесистого «героя»? Он просто погнался за стрекозой. Лапа поднята к морде – это сделано антропоморфнее, чем у его сородичей на картине «Завтрак». Что-то тут еще с «Завтраком» схожее?.. Да это все тот же рак на столе. И зачем он появился и тут и там? Натюрмортный по сути живописный прием нужен для того, чтобы возник заколдованный миг парадоксальной выразительности. Вот так обретается зритель. А более ранний «Кошачий поклон» (1992) написан в иной манере, будто даже другим художником. Кошачий облик иной – тут кот подан как сквозь желтое марево, и близ него, под ним — малюсенькая балеринка… Пластичен, уютен этот кот, окруженный какими-то фантастическими воздушными пузырьками, будто явился из сна… Есть и многие другие коты – и «Кот с чайниками « (1997) и «Сиамский кот» (1998) и «Языческая кошка» (2000), и «Люська» (2003), и «Кошачьи мечты» (2001) и «В подсолнухах» (2004). Во всех названных работах продолжается орнаментальность как неотъемлемая и порой определяющая черта творчества Петра Козьмина, который о своих любимцах-котах говорит: «Этот зверь сжился с человеком с древних времен, наравне с собакой, но живет по своим законам и очень часто лечит и спасает человека. Например в лесу без них жить невозможно. Они защищают пространство от грызунов и прочих видимых и невидимых паразитов. Я их очень люблю с раннего детства, жаль, родители запрещали их иметь. Теперь со мной живет и здравствует в доме кот Кузя и две его королевы. Мне запомнилась выставка в ЦДХ, на которой в наш зал зашел рок-музыкант Андрей Макаревич, остановился и замер, долго созерцал моего летящего кота, выяснилось, что он тоже приверженец кошачьей темы и отражает ее в своей графике…

 

Нельзя не прибавить к тому же, что с Петром преданно живут и две собаки. Собачьей теме посвящен портрет, названный автором «Важная персона» (2001), — на кресле восседает, устремив глаза к небу, в котором трепещет стрекоза, весьма упитанный то ли боксер, то ли мастифф, но скорее – боксер. Его весь вид, поза, взгляд ввысь – чем то умилительны… Только очень любя животное, можно его так лукаво и одновременно серьезно изобразить. Так что не только горячо принимаемые в душу коты живут в сердце у художника, для собаки там тоже имеется теплое место…

С 2006 года Петр с супругой зажил на природе рядом с городами Руза, Можайск, Звенигород. На своей фотографии, сделанной в зимнем лесу, художник написал: «Я сижу в лесу и отслеживаю мир сквозь ветви деревьев, лучи солнца и чувствую себя лешим, который создает новое искусство, исходящее из природы. Только здесь открывается канал восприятия Вселенной, это восторг!!! Хочу разделить эту радостью со всеми!»…

И еще у него есть искренние и проникновенные слова об этом – «Я стремлюсь в сотворчестве с Природой перевоплотить ритмы, пропорции, пластику живого леса в одно большое светлое искусство. Мне захотелось соединить нерукотворное создание с графикой и цветом. Конечно, готовых скульптур в природе мало, их надо искать среди старых сломанных деревьев, сушить несколько лет, соединять, подбирать разные куски коряг и веток. После долгих поисков, вдруг, появляется нечто волшебное живое. Свои скульптуры я грунтую и расписываю. Специалисты по искусству относят мои работы к этническому стилю. Мир Природы — это божественное проявление и человек может в нем познавать себя и очищаться духовно…»

Что важно обобщая и уточняя отметить, — в лесу Петру стал открываться новый уровень художественного видения, когда он прикладным образом очень серьезно заинтересовался деревом и стал собирать ветви, пни, корни, коряги, долго высушивать их. Когда достигнута готовность фактуры, он умело составляет декоративно-коллажную скульптуру, которая чаще всего обогащается у него росписью. Петр красочно расписывает деревянные объекты, придавая им тотемический, или, обобщенно этнический, а порой и аллегорико-философский смыслы…

С весьма давних времен люди, видя картину, рисунок, скульптуру задавались вопросом – настоящее ли перед ними искусство? И в большинстве случаев они на этот вечный вопрос отвечали утвердительно, когда оказывалось, что в предмете искусства присутствует эстетический момент, проще говоря – красота…

П. Козьмин красоту находит в дереве – и вот чудом возникает из коряги изображение внимательной таксы с пронзительно напряженными, выразительными глазами… Название ее «Вещий пес» (2010). Автор об этой работе – «Такса стоит на трех лапах и одну протягивает дорогому гостю, но если гость ей не нравится, она ставит переднюю лапу и поднимает заднюю…» Анимализм художника переместился с холстов – в дерево. Но он использует дерево так, что фактура дерева, преобразовавшись в скульптуру, не теряет своего значения. Петр таким образом ведет нас к Естественности. И мы видим и исходный материал, например массив коряги, и облик, в который перевоплотил ее творчески художник. Тут красота воплощенного замысла эстетически «аккомпанирует» Природе.

Эта особенность в полной мере проявлена в деревянной скульптуре «Божественное проявление» (2013), в ней основная тема – любовь рождающая. В любовном приближении две головы африканских птиц – они похожи на головы фламинго и на аиста марабу, — на длинных шеях. А вот лоно спонтанно символизировано широким дуплом дерева. Близ него лежит на мшистой «подкладке» большое яйцо… Яйцо, дополняя скульптуру, придает ей черты инсталляции.

Вызывает восхищение деревянный расписанный «Лось». Он восхитителен плавной цельностью форм. Орнаментальная роспись его — в синих, прохладных тонах. Это одна из лучших работ деревянной «серии», которая включает в себя целый ряд деревянных фигурных кресел, расписанных акриловыми красками. В том же ряду числятся арфообразное кресло – «Музыка леса» (2008), кресло «Прованс» (2013), оно сделано для друга, который живет на юге Франции. Особенно таинственно кресло «Познание тайны» (2011), разрисованное колдовским «очами», будто приглашает – Садись в меня и я одарю тебя размышлением о мире Природы и ее тайнах, о «философии леса»…

Среди также очень выразительных и исключительно изящных порождений резца и кисти — скульптура П. Козьмина «Ящерица» (2014), решенная в зеленоватых тонах. К ней в стилевом и красочном отношении близок ведический «Замкнутый круг», в котором вокруг женского начала – колобродит вечная конкурентная борьба мужских начал…Женскую изящную фигуру напоминает стройная «Явь». И у этих работ есть орнаментальное сходство со многими станковыми работами художника, такими как «Сирин», «Хамелеон», «Спящая у края» и многими талантливыми и характерными другими.

И еще можно и должно отметить у художника Петра Козьмина раздел деятельности– это роспись по керамике, конечно, носящая все свойства характерной ему орнаментики. Очень обаятельны и уютны керамические шкатулки-коты, расписанные надглазурно, когда сама роспись производилась уже по твердой трижды обожженной основе… Также ярки и тотемичны такие керамические работы в рамах, как «Дракон времени в измерении» (2011), «Голова» (2004), «Голова лося» (2004), «Прыжок времени» (2011). И уж очень органично выглядит «знакопись» художника на авторском блюде «Кундалини» (2004).

Петру Козьмину был задан вопрос о том, какие путешествия наиболее художественно запечатлелись в его творчестве? – Он отвечал: — Мы с супругой Наталией, профессиональным архитектором и вдохновляющим меня спутником жизни, в 2010 и 2013 годах путешествовали по Франции. В 2013 году на автомобиле посетили Прагу, почти всю Германию, часть Италии, проехали средиземноморское побережье Испании. В 2014 году ездили в Грецию, конечно был в Афинах».

И как не сказать про полноценное, еще в ранней молодости освоенное творческое направление, — акварельное. Очень свободны, изящны, профессиональны акварели, написанные во Франции, такие как «Версаль», «Нотр Дам Де Пари», «Париж, Мосты». Греция оказалась изумительно акварельно отражена работой, которая показывает неподражаемый цвет и свет моря у эллинских берегов… Там же созданы и строго классические по манере акварели, как «Храм Диониса», «Яхта». Из Испании П. Козьмин привез очень южные, темпераментно красочные акварели, такие как «Жирона, Испания», «Маяк».

Продолжая беседу с художником, искусствовед спросил его, как бы он сам определил свой стиль в изобразительном искусстве? – Я отношу свои работы к постмодерну. Я и график и живописец, занимаюсь и декоративным искусством, предметным и мебельным дизайном интерьеров, занимался ювелирным искусством.

Когда Вам лучше работается – ночью, или при свете дня? — В юности я любил работать ночью. Но после тридцати перешел на исключительно дневную творческую деятельность…

Не дорисовываете ли свои сюжеты во сне? – Да, долго представляю себе, а через некоторое время картинка встает перед глазами, как на дисплее компьютера. И очень часто осмысляемое въяве предстает, оживает во сне.

Как понимается Вами слово «талант»? – Необходимо быть бдительным – уловить момент, в который начинает свыше звучать вдохновение, когда подключаешься к энергетическому каналу, который с античных времен называют голосом Музы… Когда бессознательно пошел творческий процесс, это я и называю «сотворчество», или «талант».

Каково Ваше основное художническое Кредо в Искусстве?.. — Искусство должно быть основано на национальном наследии, оно должно нести на своих крыльях токи радости и света истины. Художник как творец наделен более обостренным чувством, интуицией чтобы улавливать их и отражать.

В заключение нашего свободного обзора жизни и творчества художника, графика, керамиста, акварелиста, председателя Рузского и Можайского отделений Союза художников Подмосковья Петра Георгиевича Козьмина, еще скажем, что его работы находятся в коллекциях нефтяной компании «Лукойл», у Ю. Цхевробова, В.Алекперова; а также в избранных других частных коллекциях Нью Йорка, Москвы. Петр Козьмин продолжает бессмертное дело своих любимых предшественников, художников-классиков — Филонова, Серова, Климта, Мунка, идя своим, талантливым, индивидуальным и жанрово разнообразным путем.

 

Станислав АЙДИНЯН,

заместитель председателя Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной Ассоциации содействия культуре, член экспертного совета Ассоциации художников-портретистов, искусствовед Федерации Акваживопись, лауреат литературной премии им. Юрия Каплана