Главная » Статьи » ЧИСТОТА И СВЕТ

ЧИСТОТА И СВЕТ

 

Редко о каком поэте высокого, но не гениального дарования можно сказать, что основой его творчества были чистота и свет. Однако это вполне относимо к возвышенным, величавым стихам, созданным Константином Константиновичем Романовым — К. Р.

Внук императора Николая I, русский  великий князь был поэтом, оставившим в наследие потомкам трехтомное собрание стихов, книгу критических очерков и необыкновенную для истории отечественного театра драму «Царь Иудейский». В ее четыре действия и пять картин  вложено столько вдохновенной веры, что < драма — при несомненной ее живой сценичности, литературных достоинствах и широте образного строя — достигла совершенства в главном, что желаешь видеть в произведении на историко-религиозный сюжет, а именно — она, воссоздала нравственную тональность атмосферы библейского мира с его трагическими героями, сделала зримыми тех, к кому человечество миллионократно  возвращается своею памятью

Номер 7 популярного журнала «Нива» за 1914 год в первой и существенной своей части был посвящен обзору поставленной в эрмитажном придворном театре в Петербурге пьесы К. Р..  Рецензент Б. Никонов, очевидец постановки, рассказывает развернуто, подробно о содержании «Царя Иудейского» и его театральном воплощении.

Удивительно для многих не то, что Великий князь писал стихи. Европейский культурный уровень представителей Дома Романовых, одаренность,

талантливость многих из них ныне несомненны. Но вызывают необыкновенные чувства фотографии К. Р. в роли Иосифа Аримафейского из собственной пьесы…  Играл сам, пусть даже и не для широкого зрителя, как актер, не боясь уронить достоинство своего титула, да и поста — президента Императорской Академии наук. Ведь актерство в придворных кругах считалось занятием невысокого толка и нужна была определенная смелость, чтобы в эпоху, когда родители могли порвать отношения с дочерью или сыном, пошедшим на сцену, и даже любительские спектакли, столь традиционные для молодежи мещанской и дворянской, считались развлечением не высоко нравственным, тем не менее выступить на сцене «без маски»…

Многообразно проникновенна, судя по фотографиям, была галерея образов, созданных им в эрмитажном театре. Да, о многом говорят опубликованные в «Ниве» фотографии сцен из «Царя Иудейского». В них эпичность соединяется с богатой утонченностью царственного воистину вкуса. Возможно, сказались здесь – коль поэт советовал живописцу – впечатления от посещения Палестины.

Впрочем, говоря о талантливости К.Р. мы не должны забывать, что он — автор «Бедняги», стихотворения, ставшего народной песней. Вслушайтесь в эти слова:

Умер бедняга! В больнице военной

Долго родимый лежал;

Эту солдатскую жизнь постепенно

Тяжкий недуг доконал…

Рано его от семьи оторвали:

Горько заплакала мать

Всю глубину материнской печали

Трудно пером описать!

С невыоазимой тоскою во взоре

Мужа она обняла;

Полную чашу великого горя

Рано она испила.

Кажется, что текст этот взят из какого то сборника песен «демократического», даже «революционного» направления. Мол, вот как угнетаем солдат на Руси. А присмотримся пристальнее и возникает понимание – стихотворение это, ставшее песней, проникнуто искренним сочувствием к трагической судьбе солдатской. И дело не в несовершенстве земного, т. е. государственного уклада, хотя и этот мотив застрочно тут есть, дело в христианском соболезновании горю. В протяжно-горестной простой искренности. Оказывается солдат сочувствует павшему от болезни, пусть не на поле боя, солдату. Ведь Константин Константинович еще в ранней юности, девятнадцатилетним, участвовал в военных действиях на Дунае. Тогда же стал георгиевским ковалером….

Столь же искренен, но тут еще и утонченно-изящен романс «Растворил я окно» (1885), музыка к которому написана П.И. Чайковским. «Царя Иудейского» же сопровождала музыка другого композитора-классика – А. К. Глазунова.

Так что как творческая личность К.Р. пользовался признанием народа, который нельзя заставить петь чьи-либо стихи как народную песню, с другой стороны он был ценим и своими выдающимися современниками, о чем свидетельствует в частности, его переписка с писателями и поэтами.

Постановка «Царя Иудейского» в 1914 году, несомненно, знаменательна для истории культуры, не утратившей своего духовного значения, свидетельства того потенциала талантливости, что был заложен в душе и творчестве замечательнейшего из представителей последней в России царствующей династии.

Станислав Айдинян