Главная » Статьи » «ГАМЛЕТ» НИКИ

«ГАМЛЕТ» НИКИ

На сцене нового Театрального Центра «на Страстном» , в рамках Московского международного фестиваля на Покров «Четыре элемента» (музыка, кино, театр, традиция) состоялась премьера Шекспировского «Гамлета». Спектакль, который представил на фестивале Центр традиционной культуры «Согласие», имеет подзаголовок — музыкальное представление, сценическая версия и постановка Ники Косенковой.
Ника Косенкова – известный тонкой, интеллигентной Москве театральный режиссер, автор масштабных художественных проектов. В советское время, в  70-80-ые годы она устраивала в Москве полу подпольные театрально-фестивальные действа. Н.Косенкова – автор уникальных исследований в области сценического звука, фонемы, слова. Основатель Международной театральной лаборатории-мастерской
В сверхзадачу спектакля входит особенно выделенная музыкальная составляющая. В буклете об этом сказано так: «Основа звукового ряда спектакля – этническая музыка, соединившая в себе опыт многих поколений, отражающая мифологическую картину мира, во многом актуальную и в наши дни. В представлении звучат канты 17-18 веков, духовное пение, плачи, колыбельная, лирические и игровые песни. Авторская музыка обобщает интонации русских, английских и скандинавских народных песен. Ее задача – создать звуковую атмосферу спектакля и подчеркнуть главные смысловые акценты».
Итак, «Гамлет» Ники участвовал в 3 Международном конкурсе театральных проектов на музыкально-этнической основе «Этника», и был премирован Дипломом за оргигинальность. Кроме нее в конкурсе участвуют – Шоу-программма «Пять династий» в постановке  Ли Чанлина (Китай), фольклорный ансамбль «Бавария» из Германии, спектакль пластики, названный «спектакль-телосозерцание» «Песни дождя» из Омска; «Ватага», ансамбль народной песни из Брянска и др.
«Гамлет» не был бы спектаклем Н.Косенковой, если бы в нем не было новаций. Привязка к фестивалю – этнически значимые элементы музыкального оформления, безусловно впервые так сопровождают творение Шекспира. Однако и художественное оформление спектакля также новаторское, да еще при максимальной простоте масштабное, эффектное, и по производимому впечатлению при всей современности – основательное. Сценография – Мих. Корягина.  Витые, блестящие, серебрянные, трубы-колонны от потолка до пола сцены, освещенные синим светом переносят нас в давнюю эпоху, ощущение времени создается костюмами. Интересно, что по ходу действия спектакля, когда зритель уже привык к персонажам, костюмы незаметно упрощаются, декоративный элемент из них почти исчезает – тонкая психологическая режиссерская «кодировка» действия!
Для постановки Косенкова использовала перевод Б.Пастернака, но дала его не линейно, а совершенно по-своему построив действие, и подвергнув текст некоторым сокращениям.
Восхищение вызывает пластическое решение целого ряда сцен: например, когда Гамлет и Горацио, держа в поднятых руках курящиеся светильники, вызывают – заклинают тень отца Гамлета. Призрак блестяще играет Владимир Завьялов. Эти дымные чаши столь сценически эффектны. Мастерски построена динамика движения! Тут уместно отметить работу режиссера по пластике Иг. Григурко.
Как красиво явлено сценическое движение Офелии, когда она со спущенными на лицо волосами, с поднятыми руками, предстает перед нами трагическим обликом полным изящества, как статуэтка из Танагры… Офелия в исполнении актрисы Антонины Голубевой внешностью своей подобрана очень удачно – она будто бы сошла с миниатюры, вышедшей из-под пера монаха, создателя староанглийской или скандинавской рукописи…
Оригинально, хотя и спорно решен знаменитый Монолог Гамлета — «Быть или не быть», когда герой в такт речи отбивает ритм монолога по своеобразному, барабанообразному «пуфу». Несколькими такими пуфами актеры оперируют на протяжении всего действия. Эти атрибуты могут стать и ложем и сиденьем и барабаном, тамтамом и даже… пушкой.
Подлинной находкой Ники Косенковой было введение в спектакль известного актера театра и кино Юрия Шерстнева, потрясающе тонко, одновременно мощно сотворившего образ Полония, отца Офелии.
Новационным нужно признать то, что Н.Косенкова доверила роль принца норвежского Фортинбраса Патрику Роллену, актеру из Франции. Этот образ иной раз служит еще и своеобразным «темным зеркалом» Гамлета, порой он повторяет слова печального принца, появляясь стремительно на сцене… Композитор Никола Корради так же представитель французского сценического искусства. В этом смысле «Гамлет» Ники Косенковой — действо совершенно международное. Мастер-режиссер много лет отдала изучению и популяризации французской культуры, жила во Франции, где проецировала в мир свою уникальную систему речевого воспитания актера, называя ее «Метоникой». Давала мастер-классы так же в Швейцарии, Англии, Дании, Польши, Бразилии, Югославии, Швеции, США, Марокко.

«Гамлет» Косенковой, конечно, очень музыкальный, но это не мюзикл. Гамлет играет на флейте. Все актеры образуют хор, когда надо усилить звуком происходящее на сцене. Нам кажется, что исполнитель роли Гамлета Владимир Дыбский наиболее полно реализовал себя в сцене обличения матери, когда он с нею остается наедине. Стихия смятенной страсти, острый накал, натянутая нить напряжения, драматизм происходящего передали и он и Екатерина Дорохова, играющая королеву Гертруду. В.Дыбский-Гамлет — актер высокого роста, богатой сценической фактуры; нам кажется, при первых показах спектакля он подает роль еще без должного темперамента, его актерские модуляции еще не раскрылись в полную меру, хотя в нем просматривается подлинное трагическое дарование. Напротив, в полной актерской палитре подает роль Владимир Холоднов, играя Горацио. Удачна и убедительна трактовка образа Клавдия короля-злодея, мужа Гертруды и дяди Гамлета в исполнении Сергея Неудачина… Он сумел передать муки совести короля. Он страдает, произнося свой монолог он, как трагический маятник, — всем корпусом отклоняется и откланяется назад. Этот прием, сопровожденный двумя голосами, достигает высокого драматизма…
Королева, сообщая о гибели Офелии, выжимает воду из подола платья, — она, по замыслу режиссера, этим немым жестом показывает, что она была там, у воды, на месте гибели и, может быть, пыталась спасти Офелию, не смогла! Очень емкий, щемящий момент…
Свежо смотрится при завершении трагедии заключительная сцена, когда погибшего Гамлета увлекает, уводит со сцены Офелия; она уже тоже призрак, душа, подобная дантовской Беатриче…
Таковы некоторые черты нового, несомненно новаторского «Гамлета», прошедшего через понимание и мастерство Ники Косенковой, режиссера с огромным международным театральным творческим стажем. 2004 год – юбилейный и мы рады, что можем поздравить ее и с 40-ем творческой деятельности и с новой шекспировской премьерой.
Надо отметить в заключение, что этот театральный проект создавался при максимальной душевной и деловой поддержки продюсера Анжеллы Голубевой. Ника Косенкова, труппа и друзья театра выражают искреннюю благодарность Президенту благотворительного фонда «Поколение» Андрею Скочу и генеральному директору центра-студии национального фильма «ХХI век» Александру Гундарову, истинным меценатам…


Станислав Айдинян,

вице-президент Российско-итальянской академии Феррони.