Главная » Статьи » Георг Фитингоф фон Шель – поэт многостралальный…

Георг Фитингоф фон Шель – поэт многостралальный…

 

Георг Фитингоф фон Шель (18.12.1978 – 07.06.2004) – один из самых трагических поэтов современной Германии. Он вошел в литературу посмертно, когда в Берлине в 2007 г. вышла через два года после его смерти книга «Die Treppe, die in den Himmel führt», – по-русски «Лестница, в небо ведущая». Это глубоко современная, пронизанная автобиографическими мотивами, совершенно свободная по строфике, по стихотворным размерам, поэзия и фрагментарной прозы.

О стихах Георга можно сказать, что в них – трагические столкновение с миром, полным холодных величин и критериев, чуждых сердцу поэта, живущего всегда на «грани», готового оставить этот мир, в любой момент самовольно «перейти черту».

Поэт, происходящий из немецких баронов по линии отца, восходил к тем германцам, которые некогда переселились в Россию и служили под короной русской императрицы Екатерины II Великой. Прадед Георга – петербургский композитор Борис Александрович Фитингоф фон Шель. Однако Георг, его правнук, говорил по-русски с акцентом, свойственным старой эмиграции и писать предпочитал по-немецки.

У Георга нет разрыва между жизнью и его творчеством. Он пишет эмоционально раскаленным пером, откровенно рассказывая о боли, непонятости, каменном равнодушии окружающего его мира, об оттолкновении от чуждой ему реальности. Георгу не повезло, в его приезд в Россию он не встретил  круг сердечных, интеллектуальных, милых людей, которые еще до сих пор встречаются в России. Его окружали, к несчастью, большей частью люди, равнодушные ко всему, кроме «золотого тельца», а его душа рвалась к мечте, к духовным обретениям, которые так и остались за горизонтом его короткой и трагической жизни… А он мечтал, так мечтал о них…

Георг по-своему воспринимал мир, по-своему писал о нем. Он пробовал себя на многих поприщах, – работал ди-джеем, работал с фотокамерой, занимался видеосъемками для телевидения. Он писал и грустил, грустил и писал… Он тяжело перенес разрыв родителей, их развод. Тяжело сходился со сверстниками в интернате, когда учился в ранней юности под Бонном. Он жил и мыслил, он стремился к творчеству и ушел из жизни в двадцать пять лет.

За день до своей гибели встретил товарища, которому сказал, что идет окончить счеты с жизнью, и тот, верно не всерьез приняв его слова, отговорил его и повел на вечеринку, на молодежное party, и Георг отсрочил свой замысел и самовольно покинул печальный берег своей жизни на следующий день. Будто сама Судьба говорила ему: – Не надо не, не делай этого, не уходи! Но тело его тяжелой гирей было привязано к депрессиям, следствием которых было употреблением им разных наркотиков. Он хотел и не умел в них забыться, обрести радостное забвение на земле. И вот он все таки совершил последний шаг, принесший столько горя его близким…

Остались его рукописи, остался след его мысли и жизни, воплощенный в страницы. Знакомиться с творчеством Георга очень полезно тем, кто хочет понять его поколение, еще не прозвучавшее в современной литературе во весь голос. Судьба же Георга фон Шеля завершена, но у него осталось на Земле и длится литературное будущее!..

На русском языке вышла книга Георга Фитингофа фон Шель «На линии флажков. Поэзия и проза». (2009). Издание осуществила мать поэта, Галина Николаевна Мерсон-Ланская, человек известный культурному слою как Европы, так и в России. Она – магистр философии, антрополог, талантливая специалистка в области эзотерики, психологии, теории и практики энергоинформатики, певица-исполнительница старинных русских романсов, автор книги увлекательных мемуаров. Именно она прививала Георгу русский язык и интерес к России.

Мы публикуем поэзию Георга фон Шеля именно по этому упомянутому изданию, в которое помещен перевод с немецкого текста, который творчески переложил известный переводчик Владимир Летучий, прославившийся своими переводами из поэзии, пожалуй, самого грандиозного поэта ХХ века, Райнера Марии Рильке.

 

Станислав Айдинян,

вице-президент по общественным связям Творческого союза профессиональных художников, член правления Международной ассоциации содействия культуре, член Союза Российских писателей, член Конгресса литераторов Украины

 

ПОПЫТКА БЕГСТВА

 

Сижу в жилище из стали и стекла

сижу увядший в тюремной камере своей

и чувствую как на меня накатывают волны

моря из одиночества и пустоты

 

И мысли разные уже идут на ум:

куда бежать, куда пуститься в бегственном спасеньи

дыбы в эмоциях не утонуть как в мыльной пене

 

Увы! не слишком много вариантов знаю я

не знаю даже где живут мои друзья

мне кажется, что вообще не существует их

их не было: всё пусто и пустынно как Сахара

 

Но все попытки убежать от темноты

от одиночества и от тяжёлой грусти тщетны

и вечером уже сижу с пивком и сигаретой

и проклинаю всё: уклад, любовь

и пошлость жизни этой

 

ЛЕД

 

Мыслями и поступками алчно

Я одаривал ее наперед

И не заметил даже

Как все крепче и крепче лед.

 

Вот я ползу – пусть видит ее око! –

Через страданья грязи к ней –

Я перед ней как на ладони: я

Однолюб нечастный и дуралей.

 

СОВСЕМ ВЕДЬ

 

Нужно ещё немного

чтобы преодолеть себя

и вспыхнув – с выстрелом – исчезнуть.

 

сегодня ожидание оправдалось

давно я не терпел таких насмешек как в этот день

за столь непродолжительное время

 

с чудесной женщиной вдвоём

среди скотов – как в собственном шкафу

они копались в моей душе.

 

 

ПЕЧАЛЬ

 

Случается: берёт печаль

когда ты осознаешь:

какой же всё-таки ты одинокий.

 

Так разрастается мой страх

я с радостью пришёл однажды в мир

и я не каюсь за этот вожделенный миг.

 

О! здесь утопия, здесь чудо и оплот, увы,

снаружи ад весь год

кто без надежды дышит средь людей

потерян он в холодном времени

из камня и забвения.

 

 

*

Кружусь я как собака за своим хвостом

ем с горя и сижу в обнимку с толстым животом

 

Но одно остаётся во мне: голоса

поют и зовут, останься-приди возвращайся домой

 

Не убежишь от компьютера, алкоголя,

работы, женщин и кокаина

авторучки (Fuller) или бумаги

от сегодня и здесь и от боли своей не спастись…

 

10.01.2004 г.

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Не могу я купить

Не могу принудить

Не могу выклянчить

Не могу украсть

 

ГОРЯЧЕЧНЫЙ СОН

 

Всё что я хочу

как бы мне хотелось

перед масками не робеть

о сделанном не жалеть

Не надеясь на милость – брать из себя

грёзы лучшей хорошей яви

рай неисчерпаем

как влеченье к концу

 

Нежно-горькая доброта

в одиночество заперта

жизни жадная высота

совершенная красота…

 

 

ВОЛК

 

…Может ли получиться что-то иное из зверя,

если он ежедневно страдает,

если избиты в кровь и душа и тело –

из затравленного существа

с тёмными сверкающими глазами,

полными ненависти?

День за днём он живёт

с нетерпеливой надеждой конца

конца всех страданий своей одинокой жизни –

жизни слепленной из здешнего бытия.

 

Разум ты дал им, мой Бог, но что они делают с ним?

Они используют разум, чтобы стать зверее любого зверя.

Что, скажи пожалуйста, это?

Быть человеком?

 

Перевод с немецкого Владимира Летучего