Главная » Тексты друзей » Кн. Владимир Владиславович Долгорукий

Кн. Владимир Владиславович Долгорукий

 

Ночь…

Холод…

Стылая солома…

И даже крысы не шуршат.

У потолка

Решеткой скован

Оконца ледяной квадрат.

Шаги…

Их трое…

В горле сухо

Хруст…

Скрип…

Возня

Вдруг крик…

Нет, вой…

Упало что — то…

Стон

 

И тщетно тишину перебирает ухо

Все…

Смерть ушла…

Но не приходит сон…

 

 

 

*   *   *

Не ожидая горестных известий

Сойду с дороги боли и потерь,

И пусть пирует шестипалый зверь,

В пустынях площадей и в суете предместий.

 

Я изнемог от глухоты ушей,

От глаз слепых, от слов невоплощенных.

И мне уже не жаль новорожденных,

Не жаль их безразличных матерей.

 

И пусть вершится скорое возмездье

За неприятие назначенной судьбы,

Пусть бормотанье лживой ворожбы

Предвосхищает скорбное известье…

 

Лишь добрый успокоится в Пришедшем,

В Последнем, Умудренном и Святом,

В Прощающем Свершившем и Живом,

В Страдающем, Непогрешимом, Вещем…

 

* * *

 

Любовью заплатил за звук,

Тоской объятий несвершенных ,

Умением искусных рук…

 

Любовью заплатил за слово,

Желаньем за упругость строф,

В грядущем зареве костров

Иду Предтечей из Былого.

 

Там, в светлом пламени надежд,

Горят ушедшие закаты,

И в складках облачных одежд

Стихают дальние раскаты.

 

 

* * *

 

Растревожены зарею золотистые туманы

В них изменчивая бездна расплескалася волной,

И гоняют друг за дружкой белоснежные бараны,

Над игривой и беспечной, над коварной красотой.

 

И как сельди, субмарины тают в стеклянной прохладе,

Неизменно ускользая в синеву и черноту,

И летят, мерцая, рыбы к затонувшей колоннаде,

И гуляют осьминоги по подводному мосту.

 

Что — то было здесь когда — то, что — то кануло в глубинах,

Растворилось в теплых водах, в перламутровом песке,

Что -то плакало и пело в захлебнувшихся руинах,

Чья — то радость затерялась в зачарованной тоске.

 

 

* * *

Загадай нашу встречу в апреле,

В голубые пасхальные дни,

Чтобы в храме мы были одни,

Чтобы радостно свечи горели.

 

Постоим и светло помолчим

Перед нашим волшебным свиданьем,

Пред судьбой, что грозит расставаньем,

И забвенью в глаза поглядим,

 

Что нас всех позабудет с рассветом

Неизбежного нового дня,

Но ему не отдам я тебя,

Мы уйдем с восемнадцатым летом.

 

Снова сложим на склонах шалаш,

Спрячем сердце в печаль поцелуя,

Снова радуясь, плача, токуя,

Набредем на покинутый пляж.

 

* * *

Я всех беру с собой в желанную страну,

Под небеса счастливых воплощений,

Освобождая вас от тяжести волнений,

В прекрасную и вечную весну…

 

Невинны все, и я освобождаю

Людей от несодеянной вины,

Стареющей Земли страданием больны, —

Я всем Богам об этом возвещаю,

 

Так воскурите порождающую соль

Великой Матери, Страдающей Богине,

Единой в Двойственном и Триединой в сыне,

Пусть утолит терзающую боль,

 

Чтоб улыбнулась исцеленная Земля,

Благословляя все и радостно прощая,

И озарятся пробужденьем Рая

Нетронутые пахотой поля.

 

 

 

 

 

 

Я больше не вернусь

В мечтательную нежность

Любимых с юности

Приморских вечеров,

Я не вернусь в тоску

Кварталов обветшалых,

Где темные подъезды

Хранят полет шагов.

Я не коснусь рукой

Шершавых щек платана

И не сойду к прибою

По лестнице ночной.

И пусть вдыхают в небо

Холодный дух печной.

 

 

*

Льет дождь

за шиворот души,

Поеживаясь,

сердце вянет,

Кто наконец

Меня обманет

И скажет:

«Друг, все впереди…»

 

*

Мне не прислушиваться к шуму голосов

Толпы тупой, изменчивой и грозной,

Мне слушать стоны слов, плач истины немой

Глубинный рокот чувств бесслезных…

 

Поймет лишь тот, кто жизненный предел

Несет в себе невзорванной гранатой,

Кто в страстно-смертном излиянье тел

Закутан в саван простыни измятой…

 

Я жду приказа жизни изменять

Привычные часы непротивленья,

Пришедшую в негодность благодать

На новые, счастливые мученья…

 

*

Еще раз о словах.

Я знаю, что прощальными словами

Заполнен весь.

Я их сказать обязан

И я их говорю.

Ведь каждый в них услышит лишь свое.

А для меня слова

Есть путь туда,

Где ждет меня надежда

Скажу слова,

А после — тишина.

Лишь мысли сердца,

Лишь биенье дум

Сливаются в горячее единство.

 

 

 

Кн. Владимир Владиславович Долгорукий

 

Родился 26 октября 1948 г. в Одессе на Украине, имя его было скрыто под фамилией Подгайнов, множество родных как по отцовской, так и по материнской линии репрессированы в советский период. В 1974 г. окончил Московскую консерваторию по классу виолончели.

В 1975-1978 годах аспират московской консерватории. В то же время начинает свой путь как композитор-импровизатор. Художественный и поэтический дар В.В. Долгорукого раскрылся в нем еще в детстве. В 1977-83 гг. создаёт и руководит оркестром, состоящим из аспирантов московской консерватории – «Коллегиум Мюзикум», отличавшимся, по признанию критики, высочайшим уровнем исполнения. С оркестром выступали Л. Коган, С. Рихтер. Однако соответственно происхождению В. Долгорукова-Аргутинскогого, и слишком свободным взглядам для той, советской эпохи, ему путь за рубеж закрыт. Когда он репетирует музыкальное произведение на духовную тему собственного сочинения со своим оркестром, на него обрушиваются репрессии КГБ СССР. Он отстранен от дирижирования, и из Тулы, откуда выезжал концертировать по стране, он уезжает в деревню, в изгнание, преподает в средней музыкальной школе, далее следует увлечение наукой. Сотрудничая с научной лабораторией биологии и нейрогенетики в Казани, В.В. Долгорукий-Аргутинский создаёт свою теорию Ре-эволюции человеческой популяции на Земле, Его разработками интересуются ученые-генетики. Все это время он создает философскую эссеистику, пишет поэтические произведения и огромный песенный репертуар, среди друзей известен как поэт-бард. В 1984-88 годах Долгорукий-Аргутинский, опять таки под именем Подгайнова, становится солистом Камерного оркестра в Одессе, выступая как виолончелист. В 1988 году у него появляется возможность уехать во Францию. Так он выступает как поэт-бард, знакомится с избранным кругом парижской элиты, близко дружит с писательницей и кинодраматургом Нелли Бельской-Курно. В Париже выступал с Симфоническим оркестром Европы. В студии театра на Елисейских полях записал кассету своих авторских песен с оркестром Марка де Лучека. В 1991 году с разрушением СССР, возвращается на Украину, основывает Дворянское собрание Юга Украины, затем Дворянское собрание Причерноморья. Учреждает Литературную премию Собрания и вручает ее в Москве в 1992 году А.И. Цветаевой. В 1994г. почетно избран атаманом Буджакского казачьего сечевого войска. В 1996 году с благословения православной церкви основал общественную организацию Дом Рюрика на Украине. Продолжает творить как художник, график, композитор, создавший ораторию по тексту «Подслушанный Фауст» Станислава Айдиняна. В России, в издании Литературно-художественного музея М. Цветаевой вышел сборник избранных стихотворений В.В. Долгорукого-Аргутинского «Тревога ночного дождя» (1997), далее книги «Последняя весть Меровинга» (2004), юмористический том «Международный эпос Сурулдак…» (2004) и немногие другие.

 Ст. А.